г. Красноярск, пр. Мира, д. 91, CITY HALL, оф. 2-14

Отлично знаю изнутри все тонкости и особенности работы «уголовно-правовой машины». Работа на результат!

Прокурор отказался от иска

Адвокату приходится защищать трудовые права тех, кто всю жизнь честно и добросовестно трудился, но в отношении которых заявляются неосновательные претензии в суде.

Так, к адвокату обратилась С. и пояснила, что к ней прокуратура предъявила иск о запрещении допуска к деятельности по медицинскому обслуживанию несовершеннолетних. Как на основание исковых требований прокурор сослался на то обстоятельство, что допуск С. к медицинскому обслуживанию детей как лица, совершившего преступление против общественной безопасности, ставит под угрозу жизнь и здоровье детей, обратившихся за медицинской помощью в учреждение. Однако трудовой стаж С. составляет более 30 лет. За весь период работы взысканий и замечаний не имела, примерно исполняла свои служебные обязанности. Каких-либо посягательств в отношении детей, насилия и оскорблений в отношении них не допускала никогда. Уголовное дело в отношении С. прекращено вследствие издания акта амнистии в 1999 году по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 213 УК РФ, в отношении совершеннолетнего лица. В отношении детей, как до вынесения постановления, так и после С. никаких преступных посягательств не совершала. Согласно ст. 351.1 ТК РФ к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, а также против общественной безопасности. Таким образом, Федеральным законом от 23.12.2010 № 387-ФЗ, вступившим в силу с 07.01.2011 г., в Трудовой кодекс РФ внесены изменения, ограничивающие возможность поступления на работу, работы связанной, в том числе, с медицинским обеспечением несовершеннолетних. Они касаются граждан, имеющих (имевших) судимость или привлекавшихся к уголовной ответственности за конкретные виды преступлений. Адвокат подготовил в суд, принявший иск прокурора к рассмотрению, ходатайство об обращении суда в Конституционный Суд РФ с запросом, мотивировав свое ходатайство тем, что ст. 351.1 ТК РФ не соответствует ст. 19, 37, 55 Конституции Российской Федерации. Адвокат указал, что действуя в рамках предоставленных ему дискреционных полномочий, федеральный законодатель связан, однако, требованиями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающими возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. При этом, как следует из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, предусматриваемые им меры принудительного характера должны отвечать требованиям справедливости, быть соразмерными конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния; такие меры допустимы, если они основываются на законе, служат общественным интересам и не являются чрезмерными; в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он, имея целью воспрепятствовать злоупотреблению правом, должен использовать не чрезмерные, а только необходимые и обусловленные конституционно признаваемыми целями меры. Ограничения трудовых прав граждан, предусмотренные ст. 351.1 ТК РФ, являются чрезмерными, поскольку запрещают допуск к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних лицам, имевшим судимость, подвергавшимся уголовному преследованию, в том числе лицам, уголовное преследование в отношении которых прекращено по не реабилитирующим основаниям, когда суд не входит в обсуждение вопроса виновности лица, например, при вынесении постановления о прекращении уголовного дела вследствие акта амнистии. Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд Российской Федерации, федеральный законодатель обязан учитывать, что цели ограничения прав и свобод должны быть не только юридически, но и социально оправданны, а сами ограничения - адекватными этим целям и отвечающими требованиям справедливости; при допустимости ограничения федеральным законом того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими целями меры; публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдывать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения адекватны социально необходимому результату; недопустимо искажение в ходе правового регулирования самого существа конституционного права или свободы; цели одной только широко понимаемой всемерной защиты прав несовершеннолетних не могут служить основанием для ограничения прав и свобод. Запрет допуска к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних лицам, имевшим судимость, подвергавшимся уголовному преследованию, в том числе лицам, уголовное преследование в отношении которых прекращено по не реабилитирующим основаниям, когда суд не входит в обсуждение вопроса виновности лица, порождал бы такую дифференциацию в правовом положении лиц, относящихся к одной и той же категории (работающих в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних лиц), которая не имеет объективного и разумного оправдания, несовместима с требованиями статьи 19 (часть 2) Конституции Российской Федерации и не согласуется с конституционно значимыми целями возможных ограничений прав и свобод человека и гражданина (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации). Публичные интересы, перечисленные в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, могут оправдать правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают требованиям справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права, т.е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм; чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации, норма должна быть формально определенной, точной, четкой и ясной, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения. К тому же ст. 351.1 ТК РФ не учитывает трудовой стаж лица и его опасность в настоящее время для несовершеннолетних. Получив копию такого ходатайства о запросе в Конституционный Суд РФ прокурор полностью отказался от иска, производство по делу было прекращено. До сих пор С. работает с детьми и оказывает им качественную и своевременную медицинскую помощь. А те доводы, которые привел адвокат, подготовив ходатайство о запросе в Конституционный Суд РФ, по жалобам ряда граждан явились основанием для Постановления от 18 июля 2013 года № 19-П, в котором Конституционный Суд дал оценку конституционности ст. 351.1 ТК РФ. Поэтому безвыходных ситуаций не бывает. Если в деле однозначно должен быть применен закон, который ухудшает положение подзащитного или доверителя, нужно обращаться в Конституционный Суд РФ с аргументированной надлежащим образом жалобой или доказательно ссылаться на нормы международного права, которые являются составной частью правовой системы России.

Par praemium labori!
Колосов Антон Леонидович
Адвокат по уголовным делам, управляющий партнер адвокатского бюро «Колосов и партнеры»
Телефон адвоката по уголовным делам Антона Колосова:
Или оставьте свои контактные данные, и я вам перезвоню: