Книги - https://advokat-kolosov.ru

Как оправдать по делам об убийстве и других насильственных преступлениях

Колосов, Антон Леонидович. Как оправдать по делам об убийстве и других насильственных преступлениях. Оправдание, отмена приговоров, смягчение наказания. Обзор актуальной судебной практики. — М.: 2021. — 193 с.

В книге собраны практикообразующие судебные акты Верховного Суда РФ, судов первой, второй и третьей инстанций с 2017 по 2021 гг., вступившие в законную силу.

Оправдательные приговоры, апелляционные и кассационные определения, которыми прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, действия виновных лиц переквалифицированы на менее тяжкое преступление, значительно снижено наказание, назначено условное наказание, содержат те действенные правовые инструменты, которые позволят вам, уважаемый читатель, помочь себе, если вы столкнулись с уголовно-правовой машиной, либо вашим подзащитным.

В сборнике приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания.

Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались вы или ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с уголовным законом в части применения его репрессии к совершившим преступления против жизни и здоровья человека.

Каждый из 65 кейсов снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки апелляционной, кассационной жалоб. В примеры необходимо глубоко и всецело погружаться, только тогда будет понятна логика рассуждений суда. Крепко уяснив причины и основания оправданий, переквалификаций, снижения наказаний, вы сможете уверенно и безошибочно выстраивать неопровержимую линию защиты. Результативные примеры должны вдохновлять на борьбу со следственным произволом, обвинительным уклоном в судах. Нужно бороться за свои права и идти до конца, вплоть до Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

За каждым разбираемым случаем стоит судьба отдельного живого человека. Спасенная судьба. Если с помощью настоящей книги вы поможете себе и другим, это будет лучшей благодарностью для автора.

Сборник будет полезен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным за преступления против жизни и здоровья человека, адвокатам, а также всем читателям, интересующимся уголовным правоприменением.

Буду благодарен, если свои пожелания, отзывы и судебную практику направите для дальнейшего улучшения сборника по адресу: kolosov@advokat-kolosov.ru.


Содержание книги

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Пособничество в преступлении образует состав преступления лишь в том случае, если оно совершено умышленно. Обвинительный приговор в отношении ранее осужденного по ч. 5 ст. 33, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ отменен с прекращением уголовного дела и признанием за лицом права на реабилитацию
  • Подсудимые были оправданы по п. «в» ч. 4 ст. 162, пп. «в», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. Если у потерпевшего обнаружены телесные повреждения, которые, согласно предъявленному обвинению, образовались в результате нанесения подсудимым ударов, однако каких-либо объективных доказательств, подтверждающих это обстоятельство, не представлено, обвиняемый подлежит оправданию
  • Если время задержания лица предшествует указанному в приговоре времени совершения убийства, такой приговор подлежит отмене
  • В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого обязательно должен быть указан мотив преступления, иное свидетельствует о неустановлении субъективной стороны деяния. Суд не может установить мотив преступления самостоятельно

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в ходе судебного разбирательства

  • Суд при назначении наказания за убийство не вправе учитывать наступление смерти человека, поскольку оно является признаком объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ
  • Ввиду реплики судьи «ну ладно, все», прервавшей подсудимого в последнем слове, приговор по ч. 1 ст. 105 УК РФ отменен
  • Суд не может ограничиваться лишь перечислением доказательств, а должен указать, какие из них какое обстоятельство, признанное им доказанным, подтверждают
  • Суд должен устранить противоречия между заключением эксперта и показаниями свидетеля. В приговоре суд обязан дать оценку доказательствам, опровергающим виновность подсудимого
  • Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон
  • Суд, признавая состояние алкогольного опьянения обстоятельством, отягчающим наказание, обязан указать, на основании каких данных о характере и степени общественной опасности преступления, обстоятельствах его совершения, личности осужденного признает данное обстоятельство отягчающим, каким образом состояние опьянения повлияло на поведение осужденного при совершении преступления
  • Если судья до постановления приговора высказал позицию относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств, то он не может участвовать в производстве по уголовному делу
  • Суд кассационной инстанции отменил приговор по ч. 1 ст. 105 УК РФ, указав, что у осужденного отсутствовал умысел на убийство потерпевшего, а смерть последнего наступила в результате неосторожных действий виновного, перекрывшего ему дыхательные пути куском простыни при завязывании рта

Раздел 3. Неверная квалификация

  • К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, не может быть отнесена потерпевшая, которая находится в престарелом возрасте, является инвалидом II группы, плохо видит, испытывает сложности при передвижении, однако передвигается самостоятельно, обслуживает себя, то есть может совершать активные действия
  • Нанесение ударов по голове потерпевшего предметом, используемым в качестве оружия, и причинение тяжкого вреда его здоровью полностью охватывается объективной стороной разбойного нападения. Дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 30, п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ не требуется
  • Если отсутствуют доказательства умысла виновного лица причинить смерть потерпевшему, действия подсудимого не могут быть квалифицированы по ч. 1 ст. 105 УК РФ
  • Хотя виновное лицо и нанесло два удара двумя ножами потерпевшему, угроз убийством при этом не высказывало, оказало потерпевшему первую медицинскую помощь, поэтому его действия не могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ и подлежат переквалификации на п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ со снижением наказания
  • Осуждая лицо по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд обязан доказать наличие прямого умысла — содеянное должно свидетельствовать, что виновный осознавал общественную опасность своих действий (бездействия), предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления
  • Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности только в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. Действия осужденного переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ на п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ
  • Суд переквалифицировал действия осужденного с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 2 ст. 108 УК РФ, предусматривающую ответственность за убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, освободив виновного из-под стражи

Раздел 4. Необходимая оборона

  • Квалифицировав действия осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ, суд не принял во внимание, что они совершены в состоянии необходимой обороны от действительного посягательства, сопряженного с насилием, не опасным для жизни обороняющегося, но были несоразмерны характеру и опасности этого посягательства
  • Превышение пределов необходимой обороны отсутствует, если защита осуществлялась от посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой такого насилия. В этом случае обороняющееся лицо вправе причинить посягающему любой вред вплоть до причинения ему смерти. Лицо по ч. 1 ст. 108 УК РФ оправдано в суде второй инстанции
  • Если при написании явки с повинной лицу не разъяснялись право пригласить адвоката и положения ст. 51 Конституции РФ о праве не свидетельствовать против себя, но в явке изложены обстоятельства в защиту обвиняемого, суд должен использовать данную явку как доказательство. Если обвиняемый сообщил сотруднику полиции обстоятельства, оправдывающие его, смягчающие ответственность, суд должен допросить такого сотрудника
  • Суд обязан дать оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам — как уличающим, так и оправдывающим подсудимого. Суд должен дать оценку показаниям осужденного, если тот заявляет, что оборонялся от нападения потерпевшего, причем версия осужденного о самообороне подлежит тщательному исследованию

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Если не установлены предмет, которым могли быть причинены телесные повреждения потерпевшему, и мотив совершения преступления, то утверждения, содержащиеся в обвинении, будут носить характер предположений, на которых не может быть основан обвинительный приговор
  • При описании преступного деяния органы предварительного расследования обязаны указывать, от каких конкретно телесных повреждений, причиненных виновным лицом потерпевшему, наступила смерть последнего
  • Явка с повинной подлежит исключению из числа доказательств, если обвиняемому не разъяснялись права не свидетельствовать против самого себя и пользоваться услугами адвоката, не была обеспечена возможность осуществления этих прав. Дознаватель или следователь не могут быть допрошены о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым
  • Если лицу предъявлено обвинение в совершении преступления группой лиц, в таком обвинении должно быть определенно указано, в результате чьих и каких действий потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью
  • Орган предварительного расследования должен установить, каким именно способом были причинены телесные повреждения потерпевшему, что должно быть отражено в конкретизированном и точном обвинении
  • Не бывает безмотивных преступлений. Органы предварительного следствия обязаны установить мотив совершения преступления, а суд должен проверить, подтверждается ли следственная версия достаточными, достоверными и допустимыми доказательствами
  • Если обвинительное заключение, составленное следователем, не согласовано с руководителем следственного органа, то, поскольку такое согласование представляет собой дополнительную ведомственную гарантию соблюдения законности при вынесении следователем обвинительного заключения, нарушаются конституционные права осужденного, что влечет отмену приговора

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в ходе судебного разбирательства

  • В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц он подлежит возмещению в долевом порядке с учетом вины каждого из осужденных. Суд обязан указать в приговоре мотивы, по которым пришел к выводу о размере взыскания с каждого осужденного компенсации морального вреда, с учетом роли и степени участия в совершении преступления и применения насилия к потерпевшему
  • Мнение потерпевшего о строгом наказании учитываться не должно
  • Мнение потерпевшего о менее строгом наказании должно учитываться судами в качестве обстоятельства, смягчающего наказание
  • Суд при описании преступного деяния обязан указать в приговоре способ совершения преступления, а именно, чем были нанесены потерпевшему удары. Суд должен указать, что послужило основанием для возникновения личных неприязненных отношений, в чем состояло противоправное поведение потерпевшего, какие действия были им совершены и каким образом они повлияли на поведение осужденного
  • Суд не вправе приводить в приговоре показания потерпевшего и свидетелей выборочно — лишь в части, подтверждающей выводы о виновности подсудимого, что влечет нарушение права на защиту, необеспечение права на справедливое судебное разбирательство
  • При наличии противоречий между заключениями экспертов и их показаниями в суде суд должен надлежащим образом мотивировать, почему принимает одни доказательства и отвергает другие. Заключения экспертов должны быть оглашены перед их допросом в суде
  • Если суд известил стороны о назначении рассмотрения уголовного дела менее чем за пять суток до его начала, приговор подлежит отмене ввиду нарушения гарантированного Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом права обвиняемого на защиту, поскольку это ограничивает его возможность надлежащим образом подготовиться к судебному заседанию
  • Нужно внимательно изучать медицинские документы. Если суд не устранил противоречия в медицинских документах, это является основанием для отмены приговора. Для устранения противоречий необходимо назначать повторную экспертизу. Эксперт не вправе делать взаимоисключающие и предположительные суждения
  • Суд в любом случае обязан в судебном заседании, в котором началось судебное следствие по делу, установить личность подсудимого и разъяснить его права, даже если это было сделано в ходе предварительного слушания
  • Вновь вступившему в уголовное дело защитнику суд обязан предоставить время для ознакомления с уголовным делом и подготовки к участию в судебном разбирательстве
  • Показания неявившихся свидетелей могут быть оглашены только в случаях, прямо указанных в ст. 281 УПК РФ
  • Подсудимый, осужденный имеет право на конфиденциальное общение с адвокатом на всех стадиях рассмотрения, пересмотра дела вышестоящими судебными инстанциями. Непредоставление судами всех уровней подсудимому, осужденному такого права, в том числе путем организации телефонного разговора по защищенной линии между осужденным и адвокатом, назначения адвоката, который мог бы посещать осужденного в следственном изоляторе и находиться рядом с ним во время слушания дела, влечет отмену судебных решений
  • Суд должен указать, с каким конкретно умыслом (прямым или косвенным) действовал подсудимый, не допуская при этом противоречий

Раздел 3. Смягчение наказания, переквалификация

  • Суд назначил условное наказание за совершение особо тяжкого преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ
  • По делам, связанным с причинением тяжкого вреда здоровью, возможно изменить категорию преступления с особо тяжкого (п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ) и назначить наказание условно
  • Если суд при описании преступления установил квалифицирующий признак «применение предмета, используемого в качестве оружия», а в мотивировочной части приговора не сослался на данный признак, такой признак подлежит исключению из приговора
  • Квалифицировать действия виновного по признаку «с применением предмета, используемого в качестве оружия» суд может только в случае доказанности факта причинения смерти или вреда здоровью данным предметом
  • Действия осужденного по ч. 1 ст. 111 УК РФ за то, что он нанес удар кулаком по голове потерпевшему, тот упал на асфальт и, ударившись головой, получил тяжкий вред здоровью, переквалифицированы на ч. 1 ст. 118 УК РФ как причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Осужденный из-под стражи освобожден
  • Признавая лицо виновным в совершении преступления с квалифицирующим признаком «из хулиганских побуждений», суд обязан указать в приговоре, в чем конкретно выражалось грубое нарушение общественного порядка и какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении виновного к обществу

Раздел 4. Необходимая оборона

  • По смыслу закона состояние необходимой обороны возникает не только в сам момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, если по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания
  • Удар профессионального игрока в бильярд кием по голове потерпевшего с причинением тяжкого вреда здоровью признан правомерным. Уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
    Суд признал, что осужденный действовал в состоянии необходимой обороны
  • При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу
  • Если лицо заявляет, что действовало в условиях необходимой обороны, данный довод должен быть проверен экспертным путем, а также с помощью следственного эксперимента
  • Показания осужденного о защите от нападения потерпевшего, не опровергнутые иными доказательствами, требуют от суда переквалифицировать действия виновного лица с ч. 4 ст. 111 УК РФ на более мягкую статью

  • Для квалификации действий по ч. 2 ст. 109 УК РФ необходимо точно указать, в чем конкретно выразилось нарушение правил осуществления профессиональной деятельности и находится ли это нарушение в прямой причинной связи с последствием в виде смерти
  • По уголовному делу в отношении лица, осужденного по ч. 2 ст. 109 УК РФ, обвинительный приговор отменен. Обвиняемый оправдан на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ — в связи с непричастностью к совершению преступления, за ним признано право на реабилитацию. Невиновность лица удалось доказать с помощью заключения специалиста

  • Председательствующий обязан разъяснить потерпевшему его право на примирение с подсудимым в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ. В связи с допущенным нарушением приговор в отношении лица, осужденного за угрозу убийством по ст. 119 УК РФ, отменен
  • Обязательным условием наступления уголовной ответственности по ч. 1 ст. 119 УК РФ (угроза убийством) является реальность высказанной угрозы

  • Суд обязан обосновать невозможность применения положений ст. 73 УК РФ при осуждении лица к реальному лишению свободы, приведя мотивы, которые бы свидетельствовали об отсутствии возможности исправления лица без реального отбывания наказания
  • Рапорт должностного лица не является доказательством и подлежит исключению из числа доказательств стороны обвинения

Примеры кейсов

При решении вопроса о том, действовало ли лицо в состоянии необходимой обороны, нужно исследовать обстоятельства, характеризующие потерпевшего.

Приговор отменен, производство по уголовному делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Г. осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 6 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Приговором суда Г. признана виновной в совершении убийства, то есть умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступление, как установлено судом первой инстанции, совершено при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре. Г., находясь в комнате общежития, в ходе произошедшего в результате личных неприязненных отношений конфликта с Ю. нанесла потерпевшему не менее одного удара кухонным ножом, причинив ему колото-резаную рану на груди слева с проникновением в левую плевральную полость, с повреждением верхней доли левого легкого, перикарда, легочного ствола, сердца, в результате чего наступила смерть Ю.

В судебном заседании Г. вину признала частично, указав, что 12 июня 2017 года она с двумя дочерями находилась дома, ее гражданский муж Ю. пришел домой в состоянии алкогольного опьянения и лег спать; когда она готовила еду, он проснулся и начал ругаться, что она приготовила еду только себе; на этой между ними произошел скандал, в ходе которого Ю. двумя руками схватил ее за горло и начал душить, она смогла вывернуться, но Ю. продолжил ее нецензурно оскорблять и угрожал убийством; он потянулся к ее шее, она схватила первое, что лежало на столе (это оказался нож), и нанесла ножом один удар в область груди потерпевшего. После этого Ю. пошел к кровати, а она стала вытирать кровь с пола, чтобы дети не увидели, и помыла нож. Когда она заместила, что потерпевшему плохо, стала зажимать его рану рубашкой и вызвала скорую помощь. Потом приехали сотрудники полиции и задержали ее, а детей забрала соседка. Г. показала, что Ю. неоднократно ее избивал, но в полицию она не обращалась.

В соответствии с п. 1 ст. 389.15 УПК РФ основанием отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Исходя из положений ст. 389.16 УПК РФ, приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы; при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, он принял одни из этих доказательств и отверг другие, не указав оснований к тому в приговре; выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона.

В соответствии с положениями ст. 297 УПК РФ постановленный судом приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, и таковым признается приговор, постановленный в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанный на правильном применении уголовного закона.

Данное требование закона судом первой инстанции при вынесении приговора в отношении Г. не выполнено.

Суд первой инстанции отверг доводы Г. о том, что она защищалась от действий Ю. и действовала в пределах необходимой обороны, указав, что данная версия не нашла объективного подтверждения в ходе судебного следствия.

Оценивая показания Г., суд указал, что на протяжении предварительного и судебного следствия она неоднократно меняла показания в части момента нанесения удара Ю. Так, в ходе судебного следствия указывала, что нанесла удар ножом, когда потерпевший повторно начал ее душить, чего не сообщала при первых допросах, и данное обстоятельство суд расценил как способ защиты осужденной от предъявленного обвинения.

Вместе с тем, как следует из материалов уголовного дела и подтверждается исследованными судом доказательствами, которые остались без должного внимания суда и не получили надлежащей оценки в приговоре, вывод суда относительно наличия у Г. умысла на убийство Ю. не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Из показаний Г., данных в ходе предварительного и судебного следствия, усматривается, что она проживала с Ю. и общими детьми: Д., являющейся ребенком-инвалидом, и С. — в комнате общежития в г. Москве. 12 июня 2017 года Ю. пришел домой в состоянии алкогольного опьянения и лег спать. Позднее, когда она готовила еду, Ю. проснулся и предъявил ей претензии в том, что она приготовила еду только себе, в связи с чем у них произошел конфликт, в ходе которого Ю. двумя руками схватил ее за горло и стал душить. Вывернувшись, она скинула его руки со своего горла, после чего нанесла один удар ножом в область правой ключицы Ю., который продолжал стоять рядом, затем вытащила нож. Ю. пошел в комнату и лег на кровать, а она стала отмывать пол и нож от крови, но, увидев, что тому плохо, вызвала бригаду скорой медицинской помощи и пыталась оказать потерпевшему помощь, зажимая рану рубашкой. В это время дети находились в той же комнате и сидели на кровати. Г. охарактеризовала Ю. как агрессивного человека, постоянной работы не имевшего, злоупотреблявшего алкоголем и в таком состоянии ее избивавшего. В полицию она не обращалась, поскольку надеялась, что более этого не повторится.

Судебная коллегия, оценивая показания Г. в части описания противоправных действий Ю., от которых она защищалась, принимает во внимание показания свидетеля Д. (соседки Г.) и свидетеля Л. (сотрудника полиции), которым в день происшествия Г. сообщила, что нанесла удар ножом Ю., защищаясь, поскольку тот ее душил. Данные обстоятельства Г. также указала в явке с повинной 13 июня 2017 года.

Отрицательная характеристика Ю. была дана свидетелями — соседями П., Д., матерью осужденной Г., которые сообщили, что Ю. злоупотреблял алкогольными напитками, был агрессивным, часто находился в состоянии алкогольного опьянения, постоянного заработка не имел, детьми не занимался и с ними не гулял. При этом положительная характеристика Г., в период указанных событий находившейся в отпуске по уходу за ребенком, дана указанными выше свидетелями, руководителем детского дошкольного учреждения, которое посещает несовершеннолетняя дочь Г., начальником отдела социальной защиты населения, а также работодателем.

Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу, что показания Г. об обстоятельствах конфликта, причине нанесения удара Ю. согласуются с исследованными по делу доказательствами и оснований им не доверять не имеется.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

По смыслу данной нормы уголовного закона, разъясненному, в частности, в пп. 2, 10, 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», общественно опасное посягательство, сопряженное с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, представляет собой деяние, которое в момент его совершения создавало реальную опасность для жизни обороняющегося или другого лица. О наличии такого посягательства могут свидетельствовать, в частности, причинение вреда здоровью, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранения жизненно важных органов); применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и тому подобное).

По смыслу закона уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч. 2 ст. 37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть.

Разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суд должен учитывать предшествовавшие посягательству события, число лиц с каждой стороны, неожиданность действий посягавшего, а также все иные обстоятельства, имеющие значение для дела (в том числе и эмоциональное состояние оборонявшегося лица) — в результате чего выяснить, имелась ли у оборонявшегося возможность объективно оценить степень и характер опасности нападения.

При защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (ч. 1 ст. 37 УК РФ), обороняющееся лицо вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему лицу.

Указанные положения уголовного закона не были приняты во внимание судом первой инстанции при рассмотрении уголовного дела в отношении Г.

Учитывая обстановку посягательства — Ю. находился в состоянии алкогольного опьянения средней степени (установлено судебно-медицинским экспертом в размере 2,4 ‰), стоял на близком расстоянии перед Г., первым начал конфликт, вел себя агрессивно, схватил ее руками за шею и душил, при этом в комнате были только малолетние дети — судебная коллегия приходит к выводу, что у Г. имелись основания для применения необходимой обороны и защиты от насилия со стороны Ю., поскольку способ нападения представлял явную опасность для жизни осужденной.

Поскольку Г., реально опасаясь за свою жизнь, нанесла Ю. один удар в процессе нападения на нее, без разрыва во времени, судебная коллегия приходит к выводу, что с учетом пребывания осужденной в длительной психотравмирующей ситуации в силу ч. 1 ст. 37 УК РФ она была вправе защищаться любым доступным ей способом, в том числе путем применения ножа.

При таких обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях Г. признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, нельзя признать обоснованным.

Судебная коллегия полагает, что факт того, что Г., находящаяся в состоянии алкогольного опьянения (при установленных 0,3 мг/л), вывернулась, освободившись от рук Ю., а потом развернулась к нему уже с ножом, при продолжающемся посягательстве со стороны Ю., наличии реальной опасности для жизни Г. не опровергает необходимой обороны в ее действиях.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что постановленный в отношении Г. приговор не может быть признан законным и обоснованным, а потому подлежит отмене с прекращением производства по уголовному делу в отношении Г. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

В связи с прекращением уголовного дела ввиду отсутствия в действиях Г. состава уголовно наказуемого деяния она имеет право на реабилитацию в соответствии со ст. 133, 134 УПК РФ.

Мера пресечения Г. в виде заключения под стражей подлежит отмене.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 12 марта 2018 г. по делу № 10-3044/2018.

Назначение дополнительного вида наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах без указания в приговоре определенного конкретными признаками круга должностей, на который распространяется запрет, влечет исключение из приговора такого дополнительного вида наказания.

Если виновное лицо совершило преступление в отношении потерпевшего, исполняя свои должностные полномочия, то моральный вред подлежит возмещению за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

М. осужден по пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 5 годам лишения свободы с лишением права занимать должности в правоохранительных органах на 2 года, по ч. 1 ст. 105 УК РФ — к 9 годам лишения свободы. На основании чч. 3, 4 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с лишением права занимать должности в правоохранительных органах на 2 года.

Согласно ч. 2 ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Исходя из положений п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства его совершения). Согласно п. 1 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Согласно ст. 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд проверяет законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и уголовно-процессуального права.

В соответствии со ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения либо постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Такие нарушения судом допущены.

Судом установлено, что М., являясь заместителем дежурного помощника начальника дежурной части отдела безопасности ФКУ ИК № 6, находясь при исполнении своих служебных обязанностей, зашел в камеру, где содержался осужденный А. Действуя из ложно понятых интересов службы с целью прекратить нарушения А. правил внутреннего распорядка учреждения, М. применил к потерпевшему специальные средства (наручники), пристегнув последнего за кисти обеих рук к находящейся в указанном помещении скамье, после чего обмотал голову А. куском простыни, закрыв ему отверстия рта и носа, и, оставив последнего в таком положении, покинул камеру. В результате преступных действий М. потерпевшему А. была причинена механическая асфиксия.

Суд, квалифицируя эти действия осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ, сослался на то, что М., достоверно зная, что дыхательная функция организма является жизненно необходимой, перекрыв рот и нос А. простыней, осознавал общественную опасность своих действий. Учитывая тот факт, что, поскольку руки последнего находятся в наручниках, он не может оказать себе помощь, М. предвидел возможность наступления смерти А. от асфиксии, не желал этих последствий, но отнесся к возможности их наступления безразлично, оставив последнего в таком состоянии, то есть действовал с косвенным умыслом на умышленное убийство.

Однако доказательств, подтверждающих именно такие выводы суда, в приговоре не приведено.

Судом установлено, что неправомерные действия в отношении А. осужденный М. совершал из ложно понятых интересов службы с целью прекратить нарушение А. правил внутреннего распорядка в исправительном учреждении.

Из материалов дела усматривается, что как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании М. отрицал свою вину в умышленном убийстве А., указывая, что наручники были применены к А. только потому, что при осмотре помещения камеры он не смог найти отколовшийся от разбитой А. тарелки фрагмент и потому опасался, что последний может совершить членовредительство. Кроме того, чтобы А. не кричал, не оскорблял сотрудников колонии, не мешал другим осужденным, он завязал ему рот обрывком простыни, зафиксировав его на затылке. Утверждал, что не предполагал и не мог предположить наступления от его действий смерти или иных неблагоприятных последствий для здоровья А.

По смыслу закона при решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного.

Согласно приговору, после обнаружения не подающего признаков жизни А. М. сам вызвал медицинского работника, при этом фельдшер исправительного учреждения Б. в судебном заседании показала, что тот был взволнован и сильно переживал из-за случившегося.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу, что у М. отсутствовал умысел на убийство А., а смерть последнего наступила в результате неосторожных действий первого, перекрывшего потерпевшему дыхательные пути куском простыни при завязывании его рта.

С учетом изложенного осуждение М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

В связи с исключением из приговора осуждения М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ также подлежит исключению и назначение ему наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Кроме того, из приговора усматривается, что М. назначено дополнительное наказание в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года.

Между тем согласно ч. 1 ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

По смыслу закона лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности только на государственной службе или в органах местного самоуправления. При этом в приговоре необходимо указывать определенный конкретными признаками круг должностей, на который распространяется запрещение [например, должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных полномочий].

Однако суд первой инстанции, назначив М. дополнительный вид наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах, не указал в приговоре определенный конкретными признаками круг должностей, на который распространяется запрет.

Таким образом, дополнительное наказание М. судом фактически не назначено, в связи с чем назначение осужденному такого наказания подлежит исключению из приговора.

Наряду с этим, как усматривается из приговора, суд, рассмотрев исковые требования потерпевшей В. о компенсации морального вреда и возмещении материального ущерба, возложил обязанность по возмещению на осужденного М.

Между тем судом установлено, что М. совершил преступление в отношении А., исполняя свои должностные полномочия как заместитель дежурного помощника начальника дежурной части отдела безопасности ФКУ ИК № 6.

В соответствии со ст. 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

Вышеуказанным законом регламентированы условия и порядок возмещения вреда, причиненного в результате незаконных действий органов государственной власти или их должностных лиц.

Согласно ст. 1071 ГК РФ в случаях, когда причиненный вред подлежит возмещению за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

Таким образом, стороной в обязательствах по возмещению вреда, предусмотренного ст. 1069 ГК РФ, является государство. Однако суд разрешил гражданский иск В. без учета требований закона, в связи с чем приговор в части гражданского иска подлежит отмене, а уголовное дело для разрешения вопроса о гражданском иске следует передать на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Судом апелляционной инстанции допущенные нарушения закона не устранены.

Приговор Клинцовского городского суда Брянской области от 4 марта 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии Брянского областного суда от 30 мая 2019 года в отношении М. изменены: исключены из приговора указания на осуждение М. по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы, назначение ему окончательного наказания по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ и назначение М. по пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 2 года; коллегия признала считать М. осужденным по пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Тот же приговор в части гражданского иска судебная коллегия отменила, уголовное дело для разрешения вопроса о гражданском иске передала на новое рассмотрение в Клинцовский городской суд Брянской области в ином составе в порядке гражданского судопроизводства.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции от 28.04.2020 г. по делу № 77-384/2020.

Как оправдать по делам о должностных преступлениях

Колосов, Антон Леонидович. Как оправдать по делам о должностных преступлениях. Оправдание, отмена приговоров, смягчение наказания. Обзор актуальной судебной практики. — М.: 2021. — 227 с.

В книге собраны практикообразующие судебные акты Верховного Суда РФ, судов первой, второй и третьей инстанций с 2017 по 2021 гг., вступившие в законную силу.

Оправдательные приговоры, апелляционные и кассационные определения, которыми прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, действия виновных лиц переквалифицированы на менее тяжкое преступление, значительно снижено наказание, назначено условное наказание, содержат те действенные правовые инструменты, которые позволят вам, уважаемый читатель, помочь себе, если вы столкнулись с уголовно-правовой машиной, либо вашим подзащитным.

В сборнике приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания.

Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались вы или ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с уголовным законом в части применения его репрессии к совершившим должностные преступления, тех, кого обвиняют в превышении, злоупотреблении должностными полномочиями, получении и даче взятки.

Каждый из 50 кейсов снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки апелляционной, кассационной жалоб. В примеры необходимо глубоко и всецело погружаться, только тогда будет понятна логика рассуждений суда. Крепко уяснив причины и основания оправданий, переквалификаций, снижения наказаний, вы сможете уверенно и безошибочно выстраивать неопровержимую линию защиты. Результативные примеры должны вдохновлять на борьбу со следственным произволом, обвинительным уклоном в судах. Нужно бороться за свои права и идти до конца, вплоть до Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

За каждым разбираемым случаем стоит судьба отдельного живого человека. Спасенная судьба. Если с помощью настоящей книги вы поможете себе и другим, это будет лучшей благодарностью для автора.

Сборник будет полезен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным за должностные преступления, адвокатам, а также всем читателям, интересующимся уголовным правоприменением.

Буду благодарен, если свои пожелания, отзывы и судебную практику направите для дальнейшего улучшения сборника по адресу: kolosov@advokat-kolosov.ru.


Содержание книги

  • Осужденная передала деньги следователю с целью его мотивации к проведению качественной проверки по факту смерти ее сына, а именно на оплату бензина, используемого в ходе поездок для проведения проверочных мероприятий, и иных необходимых расходов, понесенных в ходе проведения указанной доследственной проверки. Такие конкретные цели передачи денежных средств не свидетельствуют о том, что умыслом осужденной охватывалось незаконное обогащение должностного лица либо его родных, близких
  • Суд обязан соблюдать положения ч. 3 ст. 46 УК РФ, согласно которым размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления (в том числе стадии его совершения) и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Подсудимый признан невиновным и оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Начальник муниципального казенного учреждения «Управление строительства и жилищно-коммунального хозяйства» обвинялся в получении взятки в виде автомобильных дисков для своего личного автомобиля от директора муниципального предприятия за предоставление дополнительной субсидии предприятию в сумме 250 тыс. рублей из бюджета города
  • Заместитель начальника полиции признан виновным и осужден за получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение в пользу взяткодателя действий, входящих в его служебные полномочия, а именно за принятие процессуального решения о прекращении уголовного дела, возбужденного отделом дознания. Между тем материалы дела не содержат данных о том, что осужденный на период совершения преступления был наделен служебными полномочиями начальника органа дознания
  • Подсудимый признан невиновным и оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Начальник отдела надзорной деятельности ГУ МЧС России обвинялся в том, что, выявив нарушения требований пожарной безопасности в деятельности предприятия, за которые предусмотрена административная ответственность в соответствии с КоАП РФ, потребовал передать ему денежные средства в сумме 200 тыс. рублей, пообещав руководителю предприятия освободить организацию от административной ответственности
  • Подсудимая оправдана по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Из всех допрошенных свидетелей непосредственно и прямо на подсудимого показало только лицо, заключившее досудебное соглашение о сотрудничестве, поэтому суд обоснованно посчитал собранные доказательства недостаточными для постановления обвинительного приговора, указав, что прямых доказательств либо достаточной совокупности косвенных доказательств, из которых суд мог бы сделать однозначный и веский вывод о доказанности виновности подсудимого по делу, стороной обвинения не представлено
  • УПК РФ не содержит положений, позволяющих органам следствия после возвращения уголовного дела прокурору составлять по делу новое обвинительное заключение, в котором ухудшается положение обвиняемого в сравнении с ранее выдвинутым обвинением, в отсутствие указаний суда на обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления
  • Верховный Суд РФ переквалифицировал действия оперуполномоченного группы экономической безопасности и противодействия коррупции, осужденного к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима по п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ, на ч. 1 ст. 290 УК РФ, по которой назначил наказание в виде штрафа, равного 25-кратной сумме взятки, в размере 2,5 млн рублей; на основании ч. 5 ст. 72 УК РФ учел срок содержания осужденного под стражей и освободил его от отбывания этого наказания, освободив осужденного из-под стражи незамедлительно
  • Заведующий кафедрой и заместитель председателя государственной экзаменационной комиссии осужден за совершение ста преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 290 УК РФ, к 5 годам лишения свободы. Приговор отменен, осужденный освобожден из мест лишения свободы
  • Осуждая лицо за получение взятки за общее покровительство по службе предпринимателя, суд в приговоре должен указать, в чем оно выражается. Действия осужденного (оперуполномоченного ОЭБ) по ежемесячному получению от индивидуального предпринимателя вознаграждения как гарантии непринятия к нему мер административной ответственности за торговлю спиртным переквалифицированы с п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 159 УК РФ, наказание снижено на 4 года
  • Суд не привел в приговоре доказательства, опровергающие версию осужденного об использовании денежных средств, поступавших от взяткодателей, для обеспечения деятельности муниципального учреждения. Действия начальника линейного управления МВД России, осужденного по ч. 1 ст. 285, ч. 6 ст. 290 УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы, переквалифицированы на ч. 1 ст. 285 УК РФ, осужденный из мест лишения свободы освобожден
  • Заведующий кафедрой осужден по ч. 6 ст. 290 УК РФ за то, что получил денежные средства от взяткодателя за содействие в достижении положительного результата по защите докторской диссертации без фактического личного написания научной работы, соответствующих статей и проведения необходимых исследований соискателем. Действия осужденного переквалифицированы с ч. 6 ст. 290 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

  • Когда наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью предусмотрено за преступление, совершение которого не связано с занятием должности на государственной службе или в органах местного самоуправления, лицу может быть назначено дополнительное наказание только в виде лишения права заниматься определенной деятельностью
  • Тайну совещательной комнаты нарушать недопустимо. Приговор по ч. 6 ст. 290 УК РФ отменен
  • Как видно из описания преступного деяния, признанного судом доказанным, оно дословно скопировано из обвинительного заключения, как и содержание приведенных в приговоре доказательств, включая показания допрошенных в судебном заседании свидетелей. Эти обстоятельства свидетельствуют, что приговор, вопреки требованиям ст. 303 УПК РФ, не составлялся судом, а был скопирован с помощью технических средств с текста обвинительного заключения, указывая на формальное рассмотрение судом уголовного дела и ставя под сомнение справедливость и беспристрастность судебного разбирательства
  • Такое дополнительное наказание, как запрет занимать должности, связанные с осуществлением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций в учреждениях и организациях здравоохранения, ст. 47 УК РФ не предусматривает. Дополнительное наказание по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ исключено
  • Необоснованный отказ в удовлетворении ходатайства защитника о проведении экспертиз и признание судом до удаления в совещательную комнату достоверными показаний свидетелей обвинения повлекли отмену приговора по ч. 3 ст. 290, ч. 1 ст. 285 УК РФ. Отказывая в удовлетворении ходатайства адвоката о назначении и проведении фоноскопической и видеотехнической экспертиз на предмет отсутствия признаков стирания, монтажа и иных изменений, если они имелись в фонограмме, а также определения принадлежности голоса на аудиозаписи подсудимому, суд не учел, что их выводы могут повлиять на правильность принятого судом решения по настоящему уголовному делу, поскольку запись телефонных переговоров является одним из доказательств по данному делу, на основании которого сделан вывод о виновности
  • Верховный Суд РФ к осужденному по п. «в» ч. 5 (два преступления), ч. 3 ст. 290 УК РФ главному врачу применил положения ст. 64 УК РФ, наказание снизил с 8 лет 6 месяцев до 4 лет 6 месяцев лишения свободы
  • При непризнании вины Верховный Суд РФ применил к осужденному по ч. 6 ст. 290 УК РФ положения ст. 64 УК РФ, наказание снизил с 8 лет до 3 лет лишения свободы
  • Верховный Суд РФ осужденному по п. «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ к 7 годам лишения свободы смягчил наказание до штрафа в размере 2 млн рублей. В санкции ч. 5 ст. 290 УК РФ наряду с лишением свободы в качестве основного наказания предусмотрен штраф — в этом случае решение о назначении лишения свободы должно быть мотивировано судом
  • В соответствии с положениями ч. 3 ст. 46 УК РФ размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода. Назначение осужденному по ч. 3 ст. 290 УК РФ дополнительного наказания в виде штрафа в размере 10-кратной суммы взятки, то есть 250 тыс. рублей, из приговора исключено

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Уголовное дело в отношении оперативных уполномоченных, осужденных по ч. 1 ст. 285 УК РФ, прекращено. Оперативные уполномоченные получили информацию о приобретении лицами парфюмерной продукции, перевозка которой должна была осуществляться железнодорожным транспортом. После этого, используя свои служебные полномочия, организовали изъятие по результатам проведения ОРМ контейнеров с парфюмерной продукцией, которая впоследствии была установлена как спиртосодержащая. Так как лица (собственники) не имели лицензии на осуществление оборота этилового спирта, их деятельность не являлась правоохраняемой. Следовательно, действия оперативных уполномоченных по проведению ОРМ и изъятию продукции исключали возможность наступления общественно опасных последствий, предусмотренных диспозицией ч. 1 ст. 285 УК РФ, в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан
  • Должностное лицо признано виновным во внесении в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений (сделало запись о регистрации права собственности организации на сооружение в отсутствие документов как на сам объект, так и на земельный участок). Признавая лицо виновным в совершении указанного преступления, суд не установил намеренность его умысла на внесение в единый государственный реестр прав на недвижимое имущество заведомо недостоверных сведений в отношении объекта недвижимости
  • Объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ, состоит из трех обязательных признаков: использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, наступления последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства и причинно-следственной связи между деянием и последствием. Каждый из этих признаков должен быть достоверно доказан
  • Государственный инспектор безопасности дорожного движения группы регистрации транспортных средств МРЭО ГИБДД Управления МВД РФ осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ за то, что внес изменения в регистрационные данные в связи с изменением конструкции транспортных средств, не проводя административной процедуры по их осмотру. Суд кассационной инстанции производство по уголовному делу прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — в связи с отсутствием в деянии осужденного состава преступления
  • Начальник коммунального отдела администрации района, осужденный по ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 286 УК РФ за то, что не направил на рассмотрение межведомственной комиссии пакет документов по вопросу о признании квартиры непригодной для проживания, оправдан

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

  • Приговор в отношении заместителя начальника исправительной колонии, осужденного по ч. 1 ст. 285 УК РФ за привлечение осужденных для строительства дома, отменен. Судебные решения не содержат конкретизации нарушенных, по версии следствия, прав осужденных, не указывают, в чем выразилось нарушение, а также не содержат данных о существенности этих нарушений
  • Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье УК РФ, по которой ему не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье УК РФ, вменялись ему в вину и не были исключены судом из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту
  • В приговоре суд обязан указать, какие из исследованных доказательств подтверждают вину лица и в какой части, какие судом признаны достоверными, а какие отвергнуты как не подтвержденные другими доказательствами. Суд должен оценивать доказательства в соответствии со ст. 87, 88 УПК РФ
  • Отсутствие по уголовному делу потерпевшего, а также имущественного либо морального вреда не является препятствием для его прекращения. Суд обязан не просто констатировать наличие или отсутствие указанных в законе оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять справедливое и мотивированное решение с учетом всей совокупности данных, характеризующих в том числе особенности объекта преступного посягательства, обстоятельства его совершения, конкретные действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания причиненного преступлением вреда, изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий, личность виновного, а также обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность
  • В апелляционной инстанции в отношении следователя, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 303 и ч. 1 ст. 285 УК РФ, в соответствии с ч. 2 ст. 14 УК РФ производство по уголовному делу прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления
  • Начальник управления имущественно-земельных отношений осужден по ч. 3 ст. 285 УК РФ за то, что, зная о недействительности свидетельств о праве собственности на земельные участки (паи), подписал четыре акта согласования местоположения границ земельных участков и передал их лицу, чем предоставил ему незаконную возможность поставить земельные участки на кадастровый учет и оформить на них право собственности. В результате действий должностного лица четыре земельных участка общей рыночной стоимостью 28 515 872 рубля были незаконно изъяты из муниципальной собственности и перешли в собственность третьих лиц, что повлекло тяжкие последствия в виде крупного имущественного ущерба. Приговор по ч. 3 ст. 285 УК РФ отменен. Осужденный из-под стражи освобожден
  • Глава администрации городского поселения признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, а именно в том, что заключил договор социального найма жилого помещения с лицом в отсутствие того в списках лиц, принятых на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. В связи с неустановлением, в чем именно выразилась иная личная заинтересованность осужденного, приговор по ч. 1 ст. 285 УК РФ отменен
  • Суд обязан указать в приговоре, в чем конкретно заключаются нарушения прав граждан действиями подсудимого. Личную и корыстную заинтересованность суд обязан подтвердить достоверными и допустимыми доказательствами
  • Уголовное дело по ст. 285 УК РФ подлежит прекращению в соответствии со ст. 25 УПК РФ, если соблюдены условия, предусмотренные ст. 76 УК РФ, даже в случае причинения ущерба государству в лице его органов

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Причинение тяжкого вреда здоровью человека в результате превышения должностных полномочий охватывается диспозицией ч. 1 ст. 286 УК РФ, предусматривающей ответственность за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, в связи с чем дополнительной квалификации по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ по признаку причинения тяжких последствий не требуется
  • Оперуполномоченный группы экономической безопасности и противодействия коррупции ОМВД сфальсифицировал результаты оперативно-розыскной деятельности, причинив потерпевшему материальный ущерб в размере 3 тыс. рублей. Суд пришел к выводу, что причинение ущерба в таком размере не свидетельствует о существенном нарушении прав и законных интересов потерпевшего, а подрыв доверия граждан к органам, осуществляющим правоохранительную деятельность, в целом и к органам внутренних дел в частности, дискредитация их авторитета не свидетельствуют о существенности вреда, причиненного действиями оперуполномоченного интересам общества и государства
  • По смыслу закона внесение в официальные документы заведомо ложных сведений предполагает изначальное составление документа, не соответствующего по содержанию действительности, то есть ложного по существу. Корыстная или иная личная заинтересованность является обязательным признаком служебного подлога, без которого нельзя сделать вывод о наличии в действиях виновного состава данного преступления. Осужденная по ч. 1 ст. 292 УК РФ оправдана
  • Главе органа местного самоуправления, осужденному по ст. 286 УК РФ, не могут быть вменены последствия преступных действий в виде нарушения нормального функционирования и деятельности государственных органов, подрыва авторитета органов государственной власти. Квалифицирующий признак «существенное нарушение охраняемых законом интересов государства» исключен из приговора
  • Ректор государственного университета осужден за передачу в аренду стороннему предприятию, специализирующемуся на организации общественного питания, недвижимого имущества без проведения обязательной оценки и получения согласия Министерства образования и науки России. Помещения использовались предприятием для осуществления коммерческой деятельности без внесения арендной платы, что повлекло причинение университету имущественного ущерба на сумму неполученных арендных платежей в размере 12 382 932 рублей 82 копеек. Доказательства того, что указанные в приговоре подрыв авторитета и дискредитация университета, создание отрицательного образа его работников у граждан и юридических лиц охватывались умыслом осужденного и имели место в действительности, в уголовном деле отсутствуют. Ректор университета полностью оправдан по ч. 1 ст. 286 УК РФ, по п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ
  • По делам о превышении должностных полномочий подлежит выяснению, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным должностным лицом нарушением своих служебных полномочий. В обвинении должны быть указаны не только нормативные правовые акты и иные документы, которыми установлены права и обязанности обвиняемого должностного лица, но и превышение каких из них вменяется ему в вину, со ссылкой на конкретные нормы. Глава органа местного самоуправления оправдан по ч. 2 ст. 286 УК РФ

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

  • Признав виновным начальника филиала акционерного общества в том, что, являясь должностным лицом, он совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, суд достоверно не выяснил, являлся ли тот должностным лицом. Изложенный в мотивировочной части приговора вывод о том, что указанное юридическое лицо относится к разряду акционерных обществ, контрольный пакет акций которых принадлежит РФ, поскольку около 75 % акций данного общества владеет публичное акционерное общество, учрежденное Правительством РФ, в связи с чем последнее может косвенно контролировать деятельность акционерного общества через публичное акционерное общество, судом не был обоснован
  • В силу положений ст. 1069, 1071 ГК РФ вред, причиненный в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, а не осужденного. Приговор по пп. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ в части разрешения гражданских исков потерпевших о взыскании денежной компенсации морального вреда в размере 2,1 млн рублей отменен
  • Суд второй инстанции прекратил уголовное дело в отношении участкового уполномоченного полиции по ч. 1 ст. 286 УК РФ, который самостоятельно составил объяснение от потерпевшего. Указав на составление осужденным от имени потерпевшего объяснения с целью облегчения проведения проверки сообщения о преступлении и принятия незаконного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в дезорганизации нормальной регламентированной законом деятельности государственного аппарата, суд не конкретизировал виды этих интересов, не сослался на законодательные акты, их охраняющие, не пояснил, в чем конкретно выразилось посягательство осужденного на деятельность государственного аппарата, и не разграничил данные действия осужденного с должностным проступком
  • Суд, признав не доказанным предъявленное подсудимому органами следствия обвинение по ст. 286 УК РФ, вопреки требованиям ст. 15 УПК РФ выполнил несвойственную ему функцию, самостоятельно сформулировав обвинение в совершении преступления по ст. 293 УК РФ по иному мотиву, который подсудимому не инкриминировался
  • Назначение дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности в правоохранительных органах без указания в приговоре определенного конкретными признаками круга должностей, на которые распространяется запрет, влечет исключение из приговора такого наказания

  • Судебный пристав-исполнитель был осужден по ч. 1 ст. 293 УК РФ за вынесение постановления по исполнительному производству об отмене запрета регистрационных действий в отношении транспортного средства. В приговоре не указано, в чем конкретно выразилось существенное нарушение судебным приставом-исполнителем охраняемых законом интересов общества и государства, какой существенный вред был причинен, не указаны конкретные потерпевшие (организации), тяжесть причиненного им морального вреда или имущественного ущерба, сведения о создании их деятельности помех и затруднений. Доказательства того, что действия осужденного повлекли существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, в приговоре не приведены, следовательно, выводы суда об этом являются голословными. Приговор отменен
  • Ведущий инженер-инспектор группы инспекции технического надзора в отделе строительства специальных объектов регионального управления федерального казенного предприятия «Управление заказчика капитального строительства Министерства обороны РФ» обвинялся в том, что без надлежащей проверки объемов и качества строительно-монтажных работ подписал акты о приемке выполненных работ (формы КС-2). Бухгалтерская экспертиза проведена начальником отдела по расчетам с личным составом федерального казенного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны РФ». Потерпевшим по данному делу признано Министерство обороны РФ, поэтому производство экспертизы по определению размера причиненного материального ущерба не могло быть поручено начальнику отдела федерального казенного учреждения, находящегося в подчинении указанному министерству
  • Вред, причиненный в результате незаконных действий (бездействия) должностных лиц государственных органов, органов местного самоуправления, возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, а не осужденного
  • Начальник смены дежурной части МО МВД России был осужден по ч. 1 ст. 293 УК РФ за то, что не отобрал от пострадавшего письменное заявление о преступлении, не занес его сообщение в протокол принятия устного заявления о преступлении и не составил рапорт об обнаружении признаков преступления в порядке, регламентированном ст. 141 и 143 УПК РФ, тем самым сокрыл преступление от официального учета. Однако сами по себе невнесение в книгу учета заявлений и сообщений о преступлениях, об административных правонарушениях, о происшествиях сообщения пострадавшего непосредственно в момент обращения, несоставление протокола принятия устного заявления о преступлении, а также рапорта об обнаружении признаков преступления не влекут за собой последствий, предусмотренных ч. 1 ст. 293 УК РФ

Примеры кейсов

Показания свидетелей, являющихся оперативными сотрудниками ОЭБ и ПК МО МВД России, о том, что им стало известно о вымогательстве подсудимым взятки в размере 200 тыс. рублей у Л. Ч. за освобождение от административной ответственности ООО «М.» в связи с нарушением правил пожарной безопасности в ходе проведения ОРМ «опрос» гражданина КНР Л. Ч. с применением технических средств негласной аудио- и видеозаписи, являются вторичными по отношению к основным доказательствам (показаниям ключевого свидетеля обвинения Л. Ч.), то есть пересказом сведений, полученных от другого лица, проверить достоверность которых не представилось возможным. Показания оперативных сотрудников не могут быть признаны достоверными и допустимыми доказательствами.

Объяснение не может быть признано доказательством виновности подсудимого по делу в связи с тем, что не перечислено в ст. 74, 76—84 УПК РФ в качестве доказательства по уголовному делу и не содержит предупреждения об ответственности за заведомо ложные показания. Ссылка на него в приговоре является недопустимой. В силу ч. 2 ст. 75 УПК РФ объяснение относится к недопустимым доказательствам и не может быть воспроизведено процедурой его признания вещественным доказательством.

Протокол проверки показаний на месте суд признал недостоверным доказательством, так как переводчик пояснил, что в данном следственном действии не участвовал, в его присутствии свидетель никаких показаний следователю не давал, его подпись в протоколе проверки показаний на месте могла появиться тогда, когда он подписывал множество иных протоколов в правоохранительных органах.

Согласно обвинительному заключению, П. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, при следующих обстоятельствах.

Приказом от 7 апреля 2016 года П. назначен на должность начальника отдела надзорной деятельности и профилактической работы по г. Канску и Канскому району управления надзорной деятельности и профилактической работы Главного управления МЧС России по Красноярскому краю. Данная должность связана с обеспечением деятельности Государственной противопожарной службы (далее — пожарный надзор). В период времени с 19 по 28 апреля 2016 года П., действуя на основании существующего на территории г. Канска Красноярского края особого противопожарного режима, установленного постановлением главы г. Канска Красноярского края от 19 апреля 2016 года № 323, подписал распоряжение от 20 апреля 2016 года № 129 о внеплановой проверке деятельности ООО «М.» с поручением ее проведения государственному инспектору территориального отдела пожарного надзора А. Последним в период времени с 22 по 28 апреля 2016 года в ходе проверки были выявлены нарушения требований пожарной безопасности в деятельности ООО «М.», выразившиеся в нахождении рядом с территорией ООО свалки горючих отходов лесопиления (горбыля) и неочищении от горючих отходов территории ООО и прилегающей к ней территории, за которые предусмотрена административная ответственность по ст. 20.4 КоАП РФ.

П., согласно обвинительному заключению, в дневное время в один из дней в период времени с 22 по 28 апреля 2016 года прибыл на  территорию ООО «М.», расположенную в Северо-Западном промышленном районе г. Канска, где встретился с гражданином КНР Л. Ч., являющимся менеджером по контролю качества поставляемого товара (пиломатериалов) Маньчжурской торгово-экономической компании «Л.-С.», зарегистрированной в КНР, у которой существуют договорные отношения с ООО «М.»: последнее является основным поставщиком пиломатериала «Л.-С.». Являясь должностным лицом, будучи в форме сотрудника МЧС России, сообщил Лю Чжицзюнь, что в деятельности ООО «М.» выявлены нарушения требований пожарной безопасности, за что предусмотрена административная ответственность в соответствии с КоАП РФ, и выдвинул незаконное требование о безвозмездной передаче ему денежных средств в сумме 200 тыс. рублей, пообещав Л. Ч. в силу своего служебного положения оказать содействие в наступлении благоприятного исхода для ООО «М.», а именно освободить указанную организацию от административной ответственности за допущенные нарушения требований пожарной безопасности. В случае отказа выполнять его незаконные требования П. пообещал привлечь ООО «М.» за нарушение правил пожарной безопасности к административной ответственности в виде штрафа. Таким образом, согласно обвинительному заключению, П., как должностное лицо, осуществил вымогательство взятки.

Л. Ч. с целью избежать негативных последствий для представляемой им организации — ООО «М.» — ответил П. согласием исполнить заявленное незаконное требование, после чего в указанные выше дату и время в указанном месте передал П. из своих личных денежных средств 200 тыс. рублей, которые тот принял и впоследствии распорядился ими по своему усмотрению.

Таким образом, П. обвиняется в получении от представителя ООО «М.» Л. Ч. взятки в крупном размере в виде денег в сумме 200 тыс. рублей за совершение с использованием своего служебного положения незаконных действий и бездействие в пользу последнего и предоставляемого им юридического лица ООО «М.», осуществляющего предпринимательскую деятельность в том числе по распиловке и строганию древесины, оптовой торговле лесоматериалами, при этом взятка получена с ее вымогательством.

После получения взятки П. сообщил Л. Ч. о необходимости предоставления в территориальный отдел соглашения о расторжении договора аренды земельного участка, на котором осуществляло свою деятельность ООО «М.». Впоследствии главным бухгалтером ООО «М.» было подготовлено дополнительное соглашение от 26 апреля 2016 года о расторжении договора аренды от 12 января 2015 года, которое было подписано сторонами договора, в том числе директором ООО «М.», и представлено в территориальный отдел. На основании данного соглашения П., находясь на своем рабочем месте, подписал сообщение от 28 апреля 2016 года о невозможности завершения в отношении ООО «М.» внеплановой проверки, тем самым, являясь должностным лицом, незаконно освободил ООО «М.» от административной ответственности, предусмотренной ст. 20.4 КоАП РФ (нарушение требований пожарной безопасности).

Допросив подсудимого П., который вину не признал, а также свидетелей, исследовав представленные органами следствия и государственным обвинителем доказательства, суд установил следующие обстоятельства.

В судебном заседании П. в качестве подсудимого пояснил суду, что гражданина Китая Л. Ч. не знал, денег у него в сумме 200 тыс. рублей в инкриминируемый период не брал, на территории ООО «М.» не был.

На всем протяжении предварительного расследования П. отрицал вину в совершении преступления, предусмотренного пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ.

Согласно пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ уголовно наказуемым деянием является получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий (бездействие) в пользу представляемого взяткодателем лица, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица, с вымогательством взятки в крупном размере.

В судебном заседании установлено, что ООО «М.» является поставщиком пиломатериала Маньчжурской торгово-экономической компании «Л.-С.», осуществляя на территории г. Канска Красноярского края деятельность по распиловке и строганию древесины. Гражданин КНР Л. Ч. является менеджером по контролю качества поставляемого товара Маньчжурской торгово-экономической компании «Л.-С.», зарегистрированной в КНР, у которой существуют договорные отношения с ООО «М.». На основании действующего на территории г. Канска Красноярского края особого противопожарного режима, установленного постановлением главы г. Канска Красноярского края от 19 апреля 2016 года, П., как начальником территориального органа пожарного надзора, подписано распоряжение от 20 апреля 2016 года о проведении внеплановой проверки деятельности ООО «М.» с поручением ее проведения государственному инспектору территориального отдела А., которым в период времени с 22 по 28 апреля 2016 года проведена проверка соблюдения требований пожарной безопасности в деятельности ООО «М.». Главным бухгалтером ООО «М.» было подготовлено дополнительное соглашение от 26 апреля 2016 года о расторжении договора аренды от 12 января 2015 года, подписанное сторонами договора, в том числе директором ООО «М.», и представленное в территориальный отдел. На основании указанного соглашения П., находясь на своем рабочем месте, подписал сообщение от 28 апреля 2016 года о невозможности завершения в отношении ООО «М.» внеплановой проверки.

Обосновывая свой вывод о виновности подсудимого в инкриминируемом ему деянии, органы следствия сослались на явку с повинной, однако протокол явки с повинной оформлен с нарушением УПК РФ: на тот момент Л. Ч. был потенциальным подозреваемым в даче взятки должностному лицу (ст. 291 УК РФ), а явка с повинной написана этим заявителем в отсутствие адвоката в качестве свидетельства против самого себя, ему не разъяснялись права не свидетельствовать против себя и пользоваться услугами адвоката. В соответствии с требованиями закона явка с повинной должна быть написана добровольно, и лишь при активном способствовании расследованию и раскрытию преступления лицо, давшее взятку, в соответствии с примечанием к ст. 291 УК РФ может быть освобождено от уголовной ответственности.

Согласно просмотренной в судебном заседании видеозаписи, содержащейся на DVD-R от 27 октября 2017 года, с результатами ОРМ «опрос» гражданина КНР Л. Ч., проведенного с применением технических средств негласной аудио- и видеозаписи, при написании явки с повинной права Л. Ч. не разъяснялись. Таким образом, протокол явки с повинной от 19 мая 2017 года является недопустимым доказательством и не может быть использован против подсудимого П.

Объяснение Б. не исследовалось в судебном заседании. Так как объяснения расцениваются как показания, их оглашение происходит по правилам ст. 281 УПК РФ. Указанное объяснение не может быть признано доказательством виновности П. в связи с тем, что объяснения не перечислены в ст. 74, 76—84 УПК РФ в качестве доказательств по уголовному делу и объяснение не содержит предупреждения об ответственности за заведомо ложные показания. Ссылка обвинения на них является недопустимой. В силу ч. 2 ст. 75 УПК РФ протокол явки с повинной и объяснение Б. относятся к недопустимым доказательствам и не могут быть воспроизведены процедурой их признания вещественными доказательствами.

Указанные в обвинительном заключении как доказательства по делу протоколы допроса Л. Ч. в качестве свидетеля, согласно которым весной 2016 года мужчина по имени П., находящийся в форменной одежде, сказал ему, что за неправильное хранение отходов лесопиления ООО «М.» будет назначено наказание в виде штрафа в сумме 400 тыс. рублей, за освобождение от ответственности потребовал передачи 200 тыс. рублей, которые Л. Ч. сразу же передал П., взяв из своих личных сбережений, не могут быть признаны таковыми, поскольку их нельзя проверить на допустимость, достоверность и относимость. В судебном заседании указанные показания не оглашались: в связи с тем, что гражданин КНР Л. Ч. выехал из РФ, оглашение его показаний, в соответствии с чч. 2.1, 6 ст. 281 УПК РФ и подп. „d“ п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, без согласия сторон допускается при условии, что обвиняемому (подсудимому) в досудебных стадиях производства по делу была предоставлена возможность оспорить показания свидетельствующего против него лица предусмотренными законом способами.

Согласно материалам уголовного дела, П. предъявлено обвинение по пп. «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ. П. и его защитник были уведомлены об окончании следственных действий, после были ознакомлены с показаниями Л. Ч. Таким образом, у обвиняемого П. в ходе предварительного следствия не было возможности оспорить вышеуказанные показания, такая возможность не предоставлена ему стороной обвинения и в суде: свидетель Л. Ч. не явился в суд для дачи показаний, выяснить у него, какому человеку он давал взятку, является ли подсудимый П. тем лицом (в ходе следствия опознание ни по фотографии, ни лично не проводилось), не удалось. В ходе следствия свидетелем не была описана внешность лица, которому он давал взятку, форменное обмундирование (звание, цвет и так далее); свидетель называл его Сашей П. Учитывая, что в указанный период 2016 года на территории Северо-Западного промышленного района неоднократно бывали сотрудники полиции, пожарной службы ФГКУ «10-й отряд ФПС», иных контролирующих органов, доказательств того, что П. является именно тем лицом, стороной обвинения не предоставлено.

Согласно стенограмме опроса Л. Ч., протоколу осмотра видеозаписи с результатами ОРМ «опрос», содержащейся на DVD-R, уже тогда Л. Ч. не желал давать показания в суде, выясняя возможность отказаться от появления там, и оперативный сотрудник подтвердил, что он может спокойно уехать, в том числе за пределы РФ. В ходе предварительного расследования адрес проживания Л. Ч. в КНР никто не выяснял, несмотря на то, что данный иностранный гражданин постоянно проживал на территории иностранного государства, а в РФ приезжал на непродолжительное время и не имел постоянного места жительства.

На необходимость проведения очных ставок между П. и Л. Ч. указывал следователь в постановлениях о продлении срока следствия и срока содержания под стражей. В материалах уголовного дела отсутствует информация, почему данное следственное действие не состоялось, когда Л. Ч. еще был на территории РФ. Учитывая, что Л. Ч., являясь не штатным работником ООО «М.», а лишь представителем фирмы, приобретающей у ООО пиломатериалы, сразу не рассказывал о даче взятки должностному лицу, что подтвердили все свидетели в судебном заседании, отдав якобы личные сбережения и не потребовав их возврата у директора ООО «М.», участники процесса были лишены возможности выяснить, почему он обратился в полицию по истечении более года после событий, на которые указывает.

Суд был лишен возможности проверить показания свидетеля при помощи иных доказательств, так как денег в сумме 200 тыс. рублей (предмет взятки) никто не видел, не изымал, не осматривал, их передача, как утверждает обвинение, происходила без свидетелей и без контроля правоохранительных органов, никто из свидетелей П. на территории ООО «М.» не видел, телефонных соединений и переговоров между П. и свидетелем Л. Ч. зафиксировано не было. Активность телефона П. в районе действия базовой станции, охватывающем радиус в несколько километров от места предполагаемого преступления, не свидетельствует о том, что П. был на территории ООО «М.» и встречался с Л. Ч.

В судебном заседании стороной обвинения не были представлены достоверные данные о месте нахождения свидетеля Л. Ч., источник получения сведений об адресе свидетеля на территории КНР не указан, почтовый конверт с судебной повесткой, направленный по указанному адресу, вернулся без вручения адресату с просьбой уточнить адрес.

Протокол проверки показаний свидетеля Л. Ч. на месте, согласно которому он в присутствии понятых и переводчика М. Л. пояснил, что в апреле-мае 2016 года в ООО «М.» приехал начальник отдела надзорной деятельности по г. Канску и Канскому району П. в форменной одежде и сообщил ему, что может не привлекать ООО «М.» к административной ответственности и скрыть факт нарушения обществом правил пожарной безопасности, выразившегося в хранении и утилизации отходов лесопиления, если он передаст П. денежные средства в размере 200 тыс. рублей, и Л. Ч. выполнил требования П., суд признает недостоверным доказательством, так как переводчик М. Л. пояснила, что на данном следственном действии она не присутствовала, никогда на территории ООО «М.» в Северо-Западном промышленном районе г. Канска не бывала, в ее присутствии Л. Ч. никаких показаний следователю не давал, ее подпись в протоколе проверки показаний на месте могла появиться, когда она подписывала множество протоколов в правоохранительных органах после случившегося на территории ООО «Н.» пожара. После оглашения показаний, данных свидетелем на следствии, М. Л. их не подтвердила, а пояснила, что в ее присутствии Л. Ч. такие показания не давал, о взятке ей стало известно летом 2017 года из социальных сетей и по слухам.

Показания свидетелей Ф. и С., являющихся оперативными сотрудниками ОЭБиПК МО МВД России «Канский», о том, что 19 мая 2017 года в ходе проведения ОРМ «опрос» гражданина КНР Л. Ч. с применением технических средств негласной аудио- и видеозаписи им стало известно о вымогательстве весной 2016 года П. у Л. Ч. взятки в размере 200 тыс. рублей за освобождение от административной ответственности ООО «М.» в связи с нарушением правил пожарной безопасности, являются вторичными по отношению к основным доказательствам (показаниям основного свидетеля обвинения Л. Ч.), то есть пересказом сведений, полученных от другого лица, проверить достоверность которых не представилось возможным.

Каких-либо относимых, допустимых, достоверных, а в совокупности достаточных доказательств того, что П., будучи должностным лицом, получил лично взятку в виде денежных средств за действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, с вымогательством взятки, стороной обвинения суду представлено не было. Исходя из принципа презумпции невиновности (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ), все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу. В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств. Учитывая, что объективных доказательств виновности П. в совершении преступления, предусмотренного пп. «б», «в» ч. 2 ст. 290 УК РФ, обвинением не предоставлено, по данному преступлению он должен быть оправдан в связи с отсутствием состава преступления.

Приговор Канского городского суда Красноярского края от 6.07.2018 г. по делу № 1-48/1170240027104758/2018.

 

Приговор в части оправдания П. в совершении преступления, предусмотренного пп. «а», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, оставлен без изменения, поскольку суд апелляционной инстанции согласился с тем, что сторона обвинения не представила суду убедительных и бесспорных доказательств в обоснование предъявленного обвинения.

Обобщение апелляционной практики судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда за 2018 год по делам, связанным с преступлениями против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Квалифицирующий признак «с вымогательством взятки», предусмотренный п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ, исключен из приговора со смягчением назначенного оперативным уполномоченным наказания в виде лишения свободы, поскольку он связан и обусловлен угрозой причинения вреда правоохраняемым интересам потерпевшей стороны. Действия лиц (собственников) по перевозке спиртосодержащей продукции не являлись правоохраняемыми. Соответственно, заявления оперативных уполномоченных, связанные с угрозой уничтожения изъятой продукции, не могли причинить вред нелегитимным правам и интересам собственников.

В. осужден по пп. «а», «б», «в» ч. 5 ст. 290, ч. 1 ст. 285 УК РФ к 9 годам 3 месяцам лишения свободы со штрафом в размере четырехкратной суммы взятки, то есть в сумме 4 млн рублей, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти в правоохранительных органах, на срок 6 лет.

К. осужден по пп. «а», «б», «в» ч. 5 ст. 290, ч. 1 ст. 285 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере трехкратной суммы взятки, то есть в сумме 3 млн рублей, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти в правоохранительных органах, на срок 5 лет.

М. осужден по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере двукратной суммы взятки, то есть в сумме 2 млн рублей, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти в правоохранительных органах, на срок 3 года.

М. осужден по пп. «а», «б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере двукратной суммы взятки, то есть в сумме 2 млн рублей.

В. и К. осуждены за то, что, занимая должности оперативных уполномоченных отдела БППГ Хабаровского ЛУ МВД России на транспорте, являясь должностными лицами, постоянно осуществляющими функции представителей власти, используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, действуя группой лиц по предварительному сговору, в период времени с 14 июля по 2 августа 2016 года совершили злоупотребление должностными полномочиями и совместно получили взятку в виде денег в крупном размере с вымогательством взятки, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов индивидуальных предпринимателей ФИО1 и ФИО2. М. и М. осуждены за то, что, действуя группой лиц по предварительному сговору, из корыстных побуждений, а также в интересах должностных лиц В. и К. способствовали взяткополучателям В. и К. в достижении и реализации соглашения между ними и взяткодателями о получении взятки в крупном размере.

Действия В. и К., связанные с проведением ОРМ, следственных действий и проверочных мероприятий в отношении продукции, поступающей для ФИО1, квалифицированы судом по ч. 1 ст. 285 УК РФ как использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, когда это деяние совершено из корыстной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Согласно приговору, указанные действия сотрудников полиции были связаны с инициированием проведения ОРМ, следственных действий и проверочных мероприятий в отношении продукции, поступающей для Я., при отсутствии обязательных условий и оснований для их проведения — в силу того, что они не располагали достаточными сведениями о совершенном или готовящемся преступлении, квалифицированы судом как злоупотребление должностным лицом своими служебными полномочиями вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

В обоснование указанного вывода суд в приговоре ограничился лишь ссылкой на содержащиеся в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 года № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» разъяснения о необходимости квалификации действий взяткополучателя по совокупности преступлений — как получение взятки и злоупотребление должностными полномочиями — в случае совершения должностным лицом за взятку действий (бездействия), образующих самостоятельный состав преступления, который не охватывается объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.

Вместе с тем с выводом суда о необходимости квалификации действий В. и К. по ч. 1 ст. 285 УК РФ судебная коллегия не может согласиться по следующим основаниям.

Под использованием должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы следует понимать совершение таких деяний, которые хотя и были непосредственно связаны с осуществлением должностным лицом своих прав и обязанностей, однако не вызывались служебной необходимостью, объективно противоречили тем целям и задачам, для достижения которых должностное лицо было наделено соответствующими должностными полномочиями, и причинили существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Как следует из материалов уголовного дела, сотрудники полиции В. и К. получили от М. информацию о приобретении ФИО1 и ФИО2 парфюмерной продукции, перевозка которой должна была осуществляться железнодорожным транспортом. После этого, используя свои служебные полномочия, организовали изъятие по результатам проведения ОРМ указанных контейнеров с парфюмерной продукцией, которая впоследствии была установлена как спиртосодержащая, и тем самым создали условия для последующего незаконного получения взятки у ФИО1 и ФИО2.

Между тем в ходе судебного следствия установлено, что изъятая у потерпевших продукция в четырех контейнерах являлась, согласно экспертным заключениям, не парфюмерной либо косметической, а спиртосодержащей, оборот которой ограничен в силу требований Федерального закона от 22 ноября 1995 года № 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции». При этом установлено, что ФИО1 и ФИО2 не имели лицензии на осуществление оборота этилового спирта, в связи с чем их деятельность не являлась правоохраняемой.

Учитывая изложенное, действия В. и К. по проведению ОРМ и изъятию продукции исключали возможность наступления общественно опасных последствий, предусмотренных диспозицией ч. 1 ст. 285 УК РФ, в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан.

Помимо этого, указание в приговоре относительно действий В. и К. по проведению ОРМ в отношении ФИО1 и ФИО2 вопреки интересам службы ввиду отсутствия обязательных условий и оснований для их проведения не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, противоречит материалам уголовного дела.

Так, показаниями свидетелей ФИО6, ФИО9, ФИО8 и ФИО4, а также показаниями М. подтверждено, что информация общего оперативного характера о готовящейся поставке спиртосодержащей продукции в адрес ФИО1 и ФИО2, не обладающих лицензией либо иным специальным разрешением на осуществление оборота указанной продукции, поступила оперуполномоченному В. еще в июне 2016 года. Данную информацию он оформил соответствующим образом в установленном порядке, а именно в виде рапорта оперативного контакта, который вошел в комплект документов, послуживших основанием для проведения гласного ОРМ в отношении продукции, поступающей в адрес ФИО1 и ФИО2. В дальнейшем указанная оперативная информация нашла свое подтверждение. Установлено, что изъятая продукция является спиртосодержащей. Данные обстоятельства в ходе судебного следствия стороной обвинения не опровергнуты.

Учитывая, что информация о незаконном обороте спиртосодержащей продукции, отраженная сотрудником полиции В. в рапорте, в дальнейшем подтвердилась, проверка в порядке ст. 144—145 УПК РФ проведена должностными лицами на законных основаниях.

Таким образом, действия В. и К., связанные с проведением ОРМ по изъятию продукции, поступающей в адрес ФИО1, впоследствии установленной как спиртосодержащая, не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями вопреки интересам службы, повлекшее существенное нарушение законных прав и интересов граждан). В этой связи уголовное дело в отношении В. и К. в указанной части подлежит прекращению по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ (за отсутствием в деянии состава преступления), с разъяснением им права на реабилитацию.

Действия В. и К., связанные с получением от ФИО1 денежных средств в сумме 200 тыс. рублей, квалифицированы по пп. «а», «б», «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ как получение должностным лицом через посредников взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя, когда указанные действия входят в служебные полномочия должностного лица, совершенные группой лиц по предварительному сговору с вымогательством взятки в крупном размере.

По смыслу закона объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, состоит в получении должностным лицом незаконного вознаграждения (взятки) за выполнение или невыполнение в интересах лица, дающего взятку, какого-либо действия, которое должностное лицо должно было или могло совершить с использованием своего положения, то есть за действие или бездействие.

Обстоятельства получения В. и К. взятки через посредников М. и М. установлены в ходе судебного следствия и подтверждены совокупностью собранных доказательств, получивших надлежащую оценку в судебном решении.

Вместе с тем квалифицирующий признак «с вымогательством взятки», предусмотренный п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ, подлежит исключению из приговора со смягчением В. и К. назначенного наказания в виде лишения свободы по следующим основаниям.

Под вымогательством взятки следует понимать требование должностного лица дать взятку, сопряженное с угрозой совершить действия (бездействие), которые могут причинить вред законным интересам лица. При этом не имеет значения, была ли у должностного лица реальная возможность осуществить указанную угрозу, если у лица, передавшего взятку, имелись основания опасаться ее осуществления.

Исходя из изложенного, квалифицирующий признак «с вымогательством взятки» связан и обусловлен угрозой причинения вреда правоохраняемым интересам потерпевшей стороны.

Наличие в действиях В. и К. вымогательства взятки суд в описательно-мотивировочной части приговора мотивировал тем, что В. группой лиц по предварительному сговору с К., действуя как должностное лицо, требовал через посредников М. и М. у ФИО1 денежные средства под угрозой совершения действий, которые могли причинить вред законным интересам граждан, а именно под угрозой уничтожения изъятой парфюмерной продукции, поступившей в адрес ФИО1.

Между тем, как ранее отмечалось, действия ФИО1 и ФИО2 по перевозке спиртосодержащей продукции не являлись правоохраняемыми. Соответственно, заявление сотрудника полиции В., связанное с угрозой уничтожения изъятой продукции, не могло причинить вред нелегитимным правам и интересам ФИО1 и ФИО2. Надлежащей оценки изложенным обстоятельствам судебное решение не содержит.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Хабаровского краевого суда от 23.12.2020 г. по делу № 22-2544/2020.

Как оправдать по делам о краже, грабеже и разбое

Колосов, Антон Леонидович. Как оправдать по делам о краже, грабеже и разбое. Оправдание, отмена приговоров, смягчение наказания. Обзор актуальной судебной практики. — М.: 2021. — 149 с.

В книге собраны практикообразующие судебные акты Верховного Суда РФ, судов первой, второй и третьей инстанций с 2017 г. по 2021 г., вступившие в законную силу.

Оправдательные приговоры, апелляционные и кассационные определения, которыми прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, действия виновных лиц переквалифицированы на менее тяжкое преступление, значительно снижено наказание, назначено условное наказание, содержат те действенные правовые инструменты, которые позволят вам, уважаемый читатель, помочь себе, если вы столкнулись с уголовно-правовой машиной, либо вашим подзащитным.

В сборнике приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания.

Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались вы или ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с уголовным законом в части применения его репрессии к обвиняемым в краже, грабеже, разбое.

Каждый из 55 кейсов снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки апелляционной, кассационной жалоб. В примеры необходимо глубоко и всецело погружаться, только тогда будет понятна логика рассуждений суда. Крепко уяснив причины и основания оправданий, переквалификаций, снижения наказаний, вы сможете уверенно и безошибочно выстраивать неопровержимую линию защиты. Результативные примеры должны вдохновлять на борьбу со следственным произволом, обвинительным уклоном в судах. Нужно бороться за свои права и идти до конца, вплоть до Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

За каждым разбираемым случаем стоит судьба отдельного живого человека. Спасенная судьба. Если с помощью настоящей книги вы поможете себе и другим, это будет лучшей благодарностью для автора.

Сборник будет полезен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным за кражу, грабеж, разбой, адвокатам, а также всем читателям, интересующимся уголовным правоприменением.

Буду благодарен, если свои пожелания, отзывы и судебную практику направите для дальнейшего улучшения сборника по адресу: kolosov@advokat-kolosov.ru.


Содержание книги

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Обвинение не может быть основано исключительно на признательных показаниях, от которых осужденные отказались в судебном заседании, заявив о самооговоре, и которые не подтверждены совокупностью иных исследованных и приведенных в приговоре доказательств
  • Суд должен на основании достоверных доказательств определить принадлежность похищенного имущества, только показаний потерпевшего о принадлежности ему имущества недостаточно. Если преступление совершено с единым умыслом, оно не может квалифицироваться как несколько хищений. О продолжаемом преступлении свидетельствует тот факт, что имущество похищено из одного и того же источника и у одного и того же потерпевшего, даже если похищенное сбыто различными способами и в разные места
  • Критерием разграничения предмета преступлений против собственности и экологических преступлений является меновая стоимость имущества, созданная общественно необходимым трудом и образующая цену товара. Природные объекты, не созданные трудом человека, не могут являться предметом хищения
  • Песчано-гравийная смесь не может являться предметом хищения, так как не обособлена, не обладает экономическими свойствами, меновой стоимостью и ее денежным выражением — ценой

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

  • Субъективная сторона хищения (ст. 158 УК РФ) характеризуется прямым умыслом, если лицо, как предусмотрено ч. 2 ст. 25 УК РФ, осознавало общественную опасность своих действий, предвидело неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Отсутствие доказательств, указывающих на наличие у лица умысла на хищение чужого имущества, влечет постановление оправдательного приговора
  • Значительность ущерба для потерпевшего необходимо безусловно доказать. Одних его показаний для квалификации действий лица, совершившего кражу, по признаку причинения гражданину значительного ущерба недостаточно
  • Больничная палата не может быть признана жилищем
  • Если адвокат не задал ни одного вопроса подзащитному, значит, он самоустранился от защиты, оставил своего доверителя без защиты. Судья не вправе первым допрашивать подсудимого
  • Прежде чем взыскать с осужденных денежные средства по иску потерпевшего, суд должен признать их гражданскими ответчиками, вынести соответствующие постановления, разъяснить права гражданского ответчика осужденным
  • Адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя
  • Хищения чужого имущества не являются преступлениями с повышенной степенью общественной опасности
  • Суд не вправе ссылаться при назначении наказания на тот факт, что подсудимый не работает
  • Если судья до постановления приговора высказал позицию относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств, то он не может участвовать в производстве по уголовному делу
  • Если суд известил стороны о назначении рассмотрения уголовного дела менее чем за пять суток до его начала, приговор подлежит отмене ввиду нарушения гарантированного Конституцией РФ и уголовно-процессуальным законом права обвиняемого на защиту, поскольку это ограничивает его возможность надлежащим образом подготовиться к судебному заседанию
  • Стоимость похищенного у потерпевших имущества и, соответственно, размер причиненного им ущерба не может быть установлен судом исключительно из показаний потерпевших при отсутствии в материалах уголовного дела каких‑либо объективных сведений о его фактической стоимости на момент совершения преступления
  • Не является преступлением, согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ, действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности
  • При квалификации деяния как неоконченного суд обязан установить достоверно и бесспорно, какое конкретно имущество намеревался похитить подсудимый

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Выполнение лицом объективной стороны состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, при отсутствии обязательного признака субъективной стороны — корыстного мотива — исключает наличие в его действиях состава указанного преступления. Явка с повинной сама по себе не есть доказательство виновности лица в совершении корыстного преступления, она должна быть сопоставлена с иными доказательствами по делу
  • Эксцесс исполнителя исключает для него квалификацию деяния по квалифицирующему признаку «группой лиц по предварительному сговору». Из осуждения лица по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ исключен квалифицирующий признак грабежа «группой лиц по предварительному сговору», назначенное наказание смягчено
  • Объективная сторона преступления в виде грабежа характеризуется открытым, заведомо очевидным, явно заметным для собственника или других лиц способом изъятия чужого имущества, причем лицо, совершающее хищение, сознает, что присутствующие при этом иные лица понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

  • Суд не вправе искажать содержание доказательства. Грабеж совершается только с прямым умыслом и предполагает, что применяемое при этом насилие служит средством исключительно для завладения имуществом и также совершается умышленно
  • Не может квалифицироваться как грабеж завладение имуществом потерпевшего, который добровольно передал вещи подсудимому, в дальнейшем скрывшемуся с этими вещами
  • Суд обязан указать в приговоре дату вступления в сговор на совершение преступления и описать распределение ролей соучастников
  • Уголовное дело по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ по факту хищения топлива на 2 568,28 рубля с причинением телесных повреждений прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Если подсудимый в ходе разбойного нападения на потерпевшего достал из кармана перочинный нож и раскрыл его, однако реальных действий по его применению не осуществлял, то действия виновного лица подлежат квалификации по ч. 1 ст. 162 УК РФ, а не по ч. 2 ст. 162 УК РФ
  • Если лицо угрожало заведомо для него негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, например, макетом пистолета, декоративным оружием, оружием-игрушкой и тому подобным, не намереваясь использовать эти предметы для причинения вреда, опасного для жизни или здоровья, его действия следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК РФ, а в том случае, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо предметами, имитирующими оружие, деяние квалифицируется как грабеж
  • Пособничество в совершении преступления единственному исполнителю, о котором был осведомлен подсудимый, не образует формы соучастия в виде группы лиц по предварительному сговору, действия подсудимого не могут быть квалифицированы судом как совершенные группой лиц по предварительному сговору
  • Связывание рук и ног потерпевшей шнуром от зарядного устройства, повлекшее ограничение ее свободы, не может расцениваться как насилие, опасное для жизни и здоровья
  • Фактически выполненные действия осужденной по доставке на автомобиле участников группы к месту нападения и обратно, ожидание членов группы с тем, чтобы беспрепятственно скрыться с места преступления, при отсутствии признаков организованной группы определяют квалификацию ее действий как соучастие в совершении данных преступлений в форме пособничества
  • Разряд электрического тока электрошоковым устройством в область головы потерпевшего не образует такой признак разбойного нападения, как применение насилия, опасного для жизни
  • Применение газового баллончика в ходе нападения может быть квалифицировано как разбой с применением предмета, используемого в качестве оружия, только при том условии, если будет установлено, что газ в баллончике представлял опасность для жизни или здоровья человека и его воздействие на организм потерпевшего могло привести к расстройству его здоровья или смерти. Для признания аэрозольного распылителя предметом, используемым в качестве оружия, необходимо путем проведения экспертизы установить, что газовый баллончик был предназначен для временного поражения цели, снаряжен слезоточивыми или раздражающими веществами и представлял опасность для жизни или здоровья потерпевшей
  • При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем кражи, грабежа или разбоя группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, судам следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично
  • По смыслу закона, вытекающему из положений ст. 154, 155 УПК РФ, материалы уголовного дела должны содержать подлинники или заверенные следователем копии процессуальных документов, имеющих значение для рассматриваемого уголовного дела. Если материалы уголовного дела содержат копии доказательств и иных процессуальных документов, которые никем не заверены, то это существенным образом нарушает права подсудимого на защиту (в том числе знать, в чем он обвиняется, и знакомиться с соответствующими доказательствами, приведенными в обвинительном заключении), что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

  • Сомнительный вывод суда о наличии у осужденных корыстной цели при завладении имуществом и квалификация их действий по ч. 3 ст. 162 УК РФ повлекли отмену апелляционного определения и переквалификацию на ст. 330 УК РФ. Не образуют состава разбоя противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, в связи с предполагаемым правом на это имущество. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ
  • Если потерпевший в ходе предварительного следствия давал показания о совершенном в отношении него разбойном нападении, а в суде заявил, что на самом деле никакого хищения имущества не было, достоверными нужно признавать его показания в судебном заседании. Если свидетелям о совершенном преступлении известно только со слов потерпевшего, который изменил свои показания в суде, заявив о том, что в действительности подсудимый преступления не совершал, достоверность таких свидетельских показаний крайне мала
  • Если квалифицирующий признак разбойного нападения «с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья» не был вменен осужденному органом предварительного расследования, суд такой признак самостоятельно вменить не вправе
  • Осуждение лиц по признаку «группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия» возможно в том случае, если суд сделает мотивированное суждение относительно взаимоосведомленности каждого из подсудимых обо всех аспектах действий соучастника, включая характер применяемого насилия

  • Суд второй инстанции изменил реальное лишение свободы по пп. «а», «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ на условное наказание, из-под стражи осужденного освободил, приняв во внимание совокупность обстоятельств, смягчающих наказание и категорию преступления
  • В приговоре должно быть мотивировано, какие конкретно обстоятельства, связанные с целями и мотивом преступления, требуют назначения осужденному наказания в виде реального лишения свободы
  • Суд апелляционной инстанции изменил категорию преступления с тяжкого на преступление средней тяжести и прекратил уголовное дело по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ
  • Наличие у осужденного места работы является обстоятельством, смягчающим наказание
  • Вывод суда о том, что осужденный ведет антисоциальный образ жизни и поддерживает связь с ранее судимыми лицами, должен быть объективно подтвержден, иначе подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора со снижением наказания
  • В соответствии с требованиями ч. 1.1 ст. 63 УК РФ само по себе совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя или наркотических средств, не является единственным и достаточным основанием для признания такого состояния обстоятельством, отягчающим наказание
  • Суд отсрочил отбывание наказания осужденной по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ при наличии к тому оснований, указанных в ч. 1 ст. 82 УК РФ, до достижения ее детьми 14-летнего возраста
  • Возраст осужденного (50 лет) и незначительная сумма ущерба непосредственно влияют на смягчение наказания как индивидуализирующие наказание обстоятельства
  • Положительная характеристика из СИЗО позволила вдвое снизить наказание за преступление, предусмотренное п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ
  • Мнение потерпевшего, возражавшего против прекращения уголовного дела с назначением судебного штрафа, не является безусловным препятствием для этого
  • Суд второй инстанции изменил реальное лишение свободы на условное наказание даже при полном непризнании вины подсудимым по ч. 1 ст. 161 УК РФ. Непризнание вины не является основанием для отказа подсудимому в применении правил, предусмотренных ст. 73 УК РФ
  • Отрицательная характеристика не может приниматься во внимание при назначении наказания
  • Преклонный возраст сам по себе не свидетельствует о беспомощном состоянии потерпевшего, предусмотренное п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ отягчающее обстоятельство — совершение преступления в отношении беспомощного лица — из описательно-мотивировочной части приговора по ч. 1 ст. 162, ч. 1 ст. 161 УК РФ исключено, наказание снижено
  • При назначении наказания суд второй инстанции применил правила, предусмотренные п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, снизив наказание за совершение преступления, предусмотренного пп. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, за частичное возмещение вреда в размере 9 000 рублей
  • Если в протоколе явки с повинной не имеется сведений о составлении его с участием адвоката, не содержится данных о разъяснении подсудимому права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования, протокол явки с повинной признается недопустимым доказательством

Примеры кейсов

Действия осужденного переквалифицированы с ч. 1 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ — умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Лицо из-под стражи освобождено.

Ю. осужден по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 2 годам 8 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым, постановленным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанным на правильном применении уголовного закона.

Неправильным применением уголовного закона, в соответствии со ст. 389.18 УПК РФ, является применение не той статьи Особенной части УК РФ, которая подлежала применению.

В силу ст. 88 УПК РФ суд должен дать оценку каждому доказательству с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в целом — достаточности для правильного разрешения уголовного дела.

Вынесенный по делу приговор данным требованиям закона в полной мере не отвечает.

Согласно диспозиции ч. 1 ст. 162 УК РФ разбой — это нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Суд, квалифицируя действия Ю. как разбойное нападение, положил в основу приговора показания потерпевшего Б., данные им на предварительном следствии, из которых следует, что 28 августа 2020 года он распивал спиртные напитки совместно с виновным и в какой-то момент Ю. беспричинно нанес ему не менее двух ударов с левой стороны по лицу, отчего он испытал физическую боль, после чего чувствовал хлопки по телу, что расценил как осматривание его одежды. Вследствие полученных повреждений он обратился в рядом расположенный магазин за помощью, при этом кто-то из сотрудников магазина принес его сумку, которая осталась на скамейке возле магазина. Осмотрев ее, он обнаружил, что из сумки пропало 30 рублей, а также предположил, что пропала принадлежащая ему бутылка водки, но потом ее обнаружили возле скамейки, где он ранее и сидел. Когда приехали сотрудники полиции, он сообщил им обо всех произошедших событиях до момента его обращения за помощью.

Давая оценку показаниям потерпевшего, суд указал, что они согласуются с показаниями свидетелей, допрошенных на следствии и в суде.

Так, из совокупности показаний свидетеля И. (сотрудника магазина), свидетелей М. и Г. (сотрудников полиции) следует, что об обстоятельствах преступления они узнали от самого потерпевшего.

Из показаний свидетеля Е. следует, что 28 августа 2020 года он шел в магазин «Магнит», при входе в который увидел потерпевшего и виновного, последний, как ему показалось, охлопывал потерпевшего по телу, одежде. После того, как он вышел из магазина, на лавочке возле магазина вновь увидел потерпевшего и виновного, которые оба были с признаками опьянения, при этом на лице потерпевшего была кровь, а виновный копался в сумке темного цвета. Подержав в руках телефон и увидев свидетеля, положил телефон обратно в сумку. Он подошел к ним с предложением оказать помощь, но потерпевший встал и пошел в сторону магазина, на пороге которого упал, после чего зашел в помещение магазина. Из магазина вышла сотрудница, подошла к скамейке и забрала сумку, ранее разглядываемую виновным лицом, после чего свидетель ушел.

При этом суд отнесся критически к показаниям осужденного Ю., который последовательно (как на предварительном следствии, так и в суде) отрицал наличие у него умысла на завладение имуществом потерпевшего. В судебном заседании он показал, что, действительно, 28 августа 2020 года распивал с потерпевшим пиво, которое ему купил сам потерпевший, но при этом последний и являлся зачинщиком конфликта, возникшего между ними. Потерпевший стал оскорблять его, в результате чего он в ответ один раз ударил потерпевшего по лицу. Потерпевший упал, он помог ему подняться, на лице у потерпевшего выступила кровь, которую он стал вытирать. Проходящий мимо свидетель Е. спросил, нужна ли помощь, однако потерпевший, ничего не ответив, встал и пошел в магазин. Были ли у потерпевшего Б. денежные средства, он не знает, потерпевший мог указанные 30 рублей и утерять, поскольку находился в состоянии опьянения.

Согласно заключению эксперта № 880/2020, у Б. выявлены повреждения: ушибленная рана у наружного конца левой брови, исходом заживления которой явился рубец кожи, который влечет стойкую утрату общей трудоспособности в размере 5 %, и по этому признаку данное повреждение квалифицируется как легкий вред здоровью; кровоизлияние в мягкие ткани в области верхнего и нижнего век левого глаза с переходом на левую скуловую область, кровоизлияние в мягкие ткани в проекции левой горизонтальной ветви нижней челюсти, которые расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью, могли образоваться не менее чем от двух ударов при обстоятельствах, изложенных в обвинении; повреждения у Б. не характерны для образования при падении на плоскость.

Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания в суде первой инстанции, потерпевший Б., отвечая на вопросы участников процесса, уточнил, что Ю. не высказывал ему каких-либо угроз или требований о передаче денежных средств, просто беспричинно нанес не менее одного удара по лицу. При этом допустил, что деньги в сумме 30 рублей он мог и сам потерять, так как находился в состоянии опьянения: денежные средства могли выпасть из сумки или брюк. Куда именно их сложил, точно не помнит, однозначно утверждать, что их похитил виновный, не может, просил привлечь Ю. только за избиение.

Также из совокупности показаний свидетелей Е. и И. следует, что в момент, когда потерпевший зашел в магазин, его сумка осталась без присмотра на лавке, а виновное лицо место происшествия покинуло.

При таких обстоятельствах выводы суда о хищении осужденным денежных средств в сумме 30 рублей являются лишь предположением, что приводит к выводу об отсутствии в действиях виновного умысла на совершение корыстного преступления.

При таких обстоятельствах состоявшийся в отношении Ю. приговор подлежит изменению: его действия следует переквалифицировать с ч. 1 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 115 УК РФ — умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

В приговоре указано на наличие в действиях осужденного такого отягчающего наказание за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 162 УК РФ, обстоятельства, как опасный рецидив преступлений (на основании положений п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ), однако судебная коллегия полагает, что с учетом переквалификации действий осужденного необходимо исключить из приговора суда указание на признание у Ю. опасного рецидива преступлений, признав в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ в его действиях рецидив преступлений. Мера пресечения в виде содержания Ю. под стражей отменена, из-под стражи Ю. освобожден в связи с отбытием им наказания.

Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 7.04.2021 г. по делу № 22-2221/2021.

Утеря лицом, которому вменяют хищение, сим-карты с мобильного телефона потерпевшего, из-за чего не удалось установить место нахождения последнего и вернуть ему похищенное, не дает оснований полагать о наличии у осужденного умысла на совершение преступления.

Обвинительный приговор по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ отменен и вынесен оправдательный приговор в связи с отсутствием в действиях оправданного состава преступления.

Н. осужден по п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 5 000 рублей в доход государства.

Приговором суда Н. признан виновным в совершении 22 декабря 2019 года в 00 часов 43 минуты в помещении ресторана кражи принадлежащего Ц. рюкзака с находящимся в нем имуществом с причинением ущерба на общую сумму 8 120 рублей, который для потерпевшего является значительным.

Обстоятельства совершения преступления подробно изложены в приговоре.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав позицию сторон, суд апелляционной инстанции находит приговор суда подлежащим отмене в соответствии с пп. 1, 3 ст. 389.15 УПК РФ ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и неправильного применения уголовного закона.

Согласно п. 1 ст. 389.16 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

В силу п. 1 ст. 389.18 УПК РФ неправильным применением уголовного закона является нарушение требований Общей части Уголовного кодекса РФ.

Изложив доказательства в приговоре, суд первой инстанции в нарушение требований ст. 88 УПК РФ не дал им должной оценки, не проанализировал и не сопоставил между собой, не в полной мере исследовал субъективную сторону инкриминируемого Н. преступления и доводы стороны защиты о недоказанности умысла на совершение преступления, вмененного осужденному, не проверил доводы защиты, что привело к неверным выводам, которые не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Постановленный в отношении Н. приговор не соответствует требованиям ст. 297 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции не связан оценкой доказательств, изложенной в приговоре, вправе дать свою оценку доказательствам по правилам ст. 14, 17, 75, 88 УПК РФ, сделать иные выводы и вынести одно из решений, предусмотренных ст. 389.20 УПК РФ.

Суд апелляционной инстанции считает, что в приговоре суда первой инстанции не имеется и не приведено доказательств наличия в действиях Н. субъективной стороны вмененной ему кражи имущества потерпевшей Ц. с причинением ей значительного ущерба.

Для признания совершенного деяния преступлением в действиях лица необходимо установить наличие обязательных элементов, предусмотренных конструкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, — признаков состава преступления.

В соответствии с разъяснениями, данными в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», под хищением понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Субъективная сторона хищения (ст. 158 УК РФ) характеризуется прямым умыслом, если лицо, как предусмотрено ч. 2 ст. 25 УК РФ, сознавало общественную опасность своих действий, предвидело неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления, то есть прямой умысел подразумевает желание наступления двух результатов: причинения собственнику (владельцу) имущества ущерба и обогащения себя либо других лиц за счет этого имущества.

В уголовном деле отсутствуют доказательства, указывающие на наличие у Н. умысла на хищение чужого имущества.

Показания Н. об отсутствии умысла на хищение чужого имущества, о том, что он взял рюкзак потерпевшей по ошибке, приняв его за рюкзак подруги Б., а узнав, что этот рюкзак ей не принадлежит, принял все возможные меры для установления места нахождения потерпевшей Ц., разыскал ее и вернул ей ее имущество, вопреки неправильным выводам суда первой инстанции подтверждаются совокупностью исследованных в суде первой инстанции доказательств, в том числе показаниями свидетелей Н., Б., П. и А., видеозаписью с места происшествия, свидетельствуют об отсутствии у него умысла на совершение преступления.

Так, Н. показал, что, когда в кафе его друзья и другая компания, с которой произошел конфликт, встали из-за своих столиков и покинули помещение, он подошел к одному из столиков, полагая, что именно за ним сидели его друзья, и взял со стоящего стула рюкзак. Спросив об этом у своего брата Н., который предположительно ответил, что рюкзак их компании, решил, что рюкзак принадлежит девушке из их компании, после чего забрал этот рюкзак, положив его в свой, и унес.

Достоверность данных показаний подтверждена:

— показаниями в суде свидетеля Н. о том, что в кафе, когда обе компании по требованию охранника выходили оттуда, к нему подошел брат Н. и поинтересовался, чей рюкзак стоит на стуле за столиком у стены, где никого не было. Он, подумав о принадлежности рюкзака девушке Б. из их компании, ответил, что рюкзак, возможно, ее;

— протоколом осмотра оптического компьютерного диска с видеозаписью и просмотренной в суде первой инстанции видеозаписью с камеры наблюдения кафе, из которых следует, что один из парней (по показаниям, брат осужденного Н.) указывает молодому человеку, по внешним признакам схожему с Н., на стул, после чего осужденный подходит к стулу, на котором находится рюкзак, снимает с себя свой рюкзак, расстегивает его, убирает рюкзак со стула к себе в рюкзак, застегивает свой рюкзак и идет к выходу из помещения.

Также показания Н. о том, что через несколько дней, когда к нему домой пришла Б. и выяснилось, что этот рюкзак, схожий по цвету и марке с имеющимся у Б., ей не принадлежит, он вместе со своими друзьями предпринял все меры, чтобы найти потерпевшую Ц. и вернуть ей ее имущество, подтверждены показаниями свидетелей Н., П. и А.

Данные обстоятельства убеждают суд апелляционной инстанции в отсутствии у Н. умысла на тайное хищение имущества потерпевшей Ц.

Доводы прокурора в судебном заседании, что Н. узнал о возбуждении уголовного дела по факту похищения имущества у потерпевшей Ц. в кафе и, осознавая, что в ближайшее время будет установлен правоохранительными органами ввиду наличия в кафе камер наружного наблюдения, вынужден был вернуть вещи потерпевшей, суд находит несостоятельными по следующим основаниям.

Н., как следует из приведенных доказательств, предпринял меры к установлению места нахождения владелицы рюкзака Ц. для возврата ей имущества 25—27 декабря 2019 года, то есть значительно раньше времени возбуждения уголовного дела — 30 декабря 2019 года.

Само уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленного лица и до возврата Н. 4 января 2020 года рюкзака с вещами. Видеозапись с камеры наблюдения кафе была изъята лишь 15 января 2020 года.

По показаниям Н., на момент встречи с Ц. он не знал о возбуждении уголовного дела по факту хищения ее рюкзака и узнал об этом от потерпевшей. Данные показания Н. ничем не опровергнуты и в соответствии с требованиями ст. 14 УПК РФ толкуются в его пользу. Показания потерпевшей Ц. о том, что Д. сообщил об информированности Н. о возбуждении уголовного дела, ничем не подтверждены.

Утеря Н. сим-карты с неработающего мобильного телефона Ц. не дает оснований полагать о наличии у осужденного умысла на совершение преступления. Согласно показаниям Н. в суде первой инстанции и пояснениям в суде апелляционной инстанции, сим-карта с телефона потерпевшей была утеряна, когда он и ребята вставляли ее в свои телефоны, чтобы дозвониться с нее абонентам из числа контактов потерпевшей и установить место нахождения Ц. для возврата ей Н. взятых по ошибке вещей. Пропажа сим-карты была компенсирована потерпевшей деньгами в размере 10 тыс. рублей.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу об отсутствии в действиях Н. состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ.

В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью достоверных доказательств, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Ввиду того, что допущенное судом нарушение может быть устранено при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке, суд апелляционной инстанции, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 389.20, ст. 389.23 УПК РФ, устраняет данное нарушение, отменяя обвинительный приговор суда первой инстанции и принимая решение о вынесении оправдательного приговора.

Таким образом, в уголовном деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о виновности Н. в совершении инкриминируемого ему преступления.

Суд апелляционной инстанции, руководствуясь п. 2 ч. 1 ст. 389.20 УПК РФ, считает необходимым отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный приговор в отношении Н. в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ — в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, с признанием на основании ч. 1 ст. 134 УПК РФ за ним права на реабилитацию и разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием, в соответствии с положениями ст. 135, 136, 138 УПК РФ.

Апелляционный приговор Московского городского суда от 9.12.2020 г. по делу № 10-187880/2020.

Как оправдать по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

Колосов, Антон Леонидович. Как оправдать по делам о мошенничестве, присвоении и растрате. Оправдание, отмена приговоров, смягчение наказания. Обзор актуальной судебной практики. — М.: 2021. — 218 с.

В книге собраны практикообразующие судебные акты Верховного Суда РФ, судов первой, второй и третьей инстанций с 2017 г. по 2021 г., вступившие в законную силу.

Оправдательные приговоры, апелляционные и кассационные определения, которыми прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, действия виновных лиц переквалифицированы на менее тяжкое преступление, значительно снижено наказание, назначено условное наказание, содержат те действенные правовые инструменты, которые позволят вам, уважаемый читатель, помочь себе, если вы столкнулись с уголовно-правовой машиной, либо вашим подзащитным.

В сборнике приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания.

Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались вы или ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с уголовным законом в части применения его репрессии к совершившим преступления в сфере предпринимательской деятельности, тех, кого обвиняют в мошеннических действиях, растрате, присвоении.

Каждый из 50 кейсов снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки апелляционной, кассационной жалоб. В примеры необходимо глубоко и всецело погружаться, только тогда будет понятна логика рассуждений суда. Крепко уяснив причины и основания оправданий, переквалификаций, снижения наказаний, вы сможете уверенно и безошибочно выстраивать неопровержимую линию защиты. Результативные примеры должны вдохновлять на борьбу со следственным произволом, обвинительным уклоном в судах. Нужно бороться за свои права и идти до конца, вплоть до Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

За каждым разбираемым случаем стоит судьба отдельного живого человека. Спасенная судьба. Если с помощью настоящей книги вы поможете себе и другим, это будет лучшей благодарностью для автора.

Сборник будет полезен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным за преступления в сфере предпринимательской деятельности, адвокатам, а также всем читателям, интересующимся уголовным правоприменением.

Буду благодарен, если свои пожелания, отзывы и судебную практику направите для дальнейшего улучшения сборника по адресу: kolosov@advokat-kolosov.ru.


Содержание книги

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Орган предварительного расследования обязан доказать, что при совершении хищения путем обмана виновное лицо осознает заведомую ложность предоставляемой информации либо заведомо скрывает (умалчивает) истинную информацию, что должно быть подтверждено в суде. Наличие у подсудимого высшего юридичесго образования и официальное опубликование нормативно-правового акта не означает, что заявитель (подсудимый), подавая документы на имущественный налоговый вычет по налогу на доходы физических лиц, обязан знать, что налоговый вычет ему не положен
  • Предупреждение о необходимости неработающему пенсионеру безотлагательно извещать территориальный орган Пенсионного фонда РФ о поступлении на работу носит информационное, а не правовое значение, поскольку указанное предупреждение не содержит последствий нарушения пенсионером. Следовательно, ссылаться на такое предупреждение как доказательство умысла подсудимого на хищение денежных средств при получении социальных выплат, установленных законом, путем умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат, недопустимо
  • Уголовное дело в отношении подозреваемого не может быть возбуждено при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же факту в отношении того же лица, а в случае возбуждения — подлежит прекращению. Доказательства по такому делу признаются недопустимыми
  • Если лицу вменяют хищение на основании договора, то органами предварительного следствия должно быть установлено, при каких обстоятельствах данный договор был подписан обвиняемым, кто явился инициатором подписания данного договора, при каких обстоятельствах данный договор был подписан контрагентом, а также кем и при каких обстоятельствах ставились печать и дата на данный договор. Установление данных обстоятельств является необходимым для решения вопроса о наличии либо отсутствии у обвиняемого умысла на хищение чужого имущества при подписании договора
  • Четыре лица, действующие в составе организованной преступной группы, занимавшейся обналичиванием денежных средств, оправданы по ч. 4 ст. 159 УК РФ в связи с недоказанностью факта причинения ущерба
  • Наличие гражданско-правовой сделки между потерпевшим и подсудимым исключает хищение денежных средств путем злоупотребления доверием. Органами предварительного следствия должны быть представлены достаточные и убедительные доказательства того, что лицо, получая от кредитора денежные средства, не намеревалось при этом исполнять взятые на себя обязательства, связанные с условиями передачи ему указанных в расписке денежных средств, и того, что у него имелся умысел, направленный на хищение денег потерпевшего
  • Если инкриминируемые лицу действия являются составной частью преступления, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, то самостоятельного возбуждения уголовного дела не требуется
  • Если спор между сторонами разрешен в гражданско-правовом порядке, то обращение в дальнейшем одной стороны в полицию с заявлением о совершении другой стороной мошенничества свидетельствует лишь о несогласии с вынесенным судебным решением и направлено на переоценку установленных судом обстоятельств. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки
  • До тех пор, пока в ходе уголовного процесса факты фальсификации доказательств и виновности лица в преступлении не будут установлены на основе не вызывающих сомнения обстоятельств, решение по гражданскому делу должно толковаться в пользу лица. Следователь не может и не должен обращаться к вопросу, составлявшему предмет доказывания по гражданскому делу, он оценивает лишь наличие признаков фальсификации доказательств (включая доказательства, не рассматривавшиеся судом по гражданскому делу) в связи с возбуждением уголовного дела по факту
  • Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, характеризуется наличием исключительно прямого умысла на хищение. Уголовное дело в отношении лица, взявшего кредит в банке и не выплатившего его, прекращено в связи с отсутствием состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ
  • Расписки лица о получении денежных средств от потерпевшего опровергают утверждение обвинения о том, что подсудимый не имел намерения исполнять взятые на себя обязательства по займам. Те факты, что подсудимый обратился с заявлением о признании себя банкротом, вышел из состава учредителей юридических лиц, передал квартиру своему сыну, продал транспортные средства по заниженной цене, не является основанием для обвинения лица в совершении мошенничества, поскольку данное обстоятельство не свидетельствует о том, что подсудимый заведомо не намеревался исполнять свои обязательства. Признание банкротом не освобождает от выплат долга, а вопросы уменьшения личных активов, применения последствий недействительности сделок являются предметом рассмотрения в арбитражном процессе
  • Отсутствие погашения кредиторской задолженности в полном объеме (основной долг, проценты и так далее), отсутствие на складе залогового имущества, являющегося товаром в обороте, в объеме, позволяющем покрыть задолженность по кредиту перед банком, не свидетельствует о наличии в действиях лица состава мошенничества
  • Если лицо берет деньги у потерпевшего для передачи третьему лицу, то есть действует в интересах этого третьего лица, а не в своих личных интересах, то состав мошенничества отсутствует
  • Если подсудимый фактически имел право на получение социальных выплат, но предоставил документы, не соответствующие действительности, в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159.2 УК РФ82
    Суд признал материалы оперативно-розыскной деятельности, в том числе аудиозапись, недопустимыми доказательствами, оправдал подсудимых, обвиняемых по ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 159 УК РФ

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

  • Если действия лица при мошенничестве, присвоении или растрате хотя формально и содержали признаки указанного преступления, но в силу малозначительности не представляли общественной опасности, то суд должен прекратить уголовное дело на основании ч. 2 ст. 14 УК РФ
  • Возлагая на себя финансовые обязательства перед кредитором по возврату заемных денежных средств с определенным процентом, подсудимый как руководитель юридического лица адекватно оценивал бесперебойную производственную деятельность своего завода, его финансово-экономические показатели. Кроме того, он учитывал имеющиеся и планируемые в дальнейшем договорные обязательства с хозяйствующими участниками рынка на приобретение готовой продукции завода. Следовательно, подсудимый с очевидностью рассчитывал на исполнение финансовых обязательств перед кредитором, что бесспорно указывает на отсутствие у него при заключении договора умысла на хищение денежных средств акционерного общества
  • Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях. Показаний потерпевшего и свидетелей недостаточно для обвинения лица в хищении денежных средств путем продажи топлива более низкого качества, если само топливо утрачено, что свидетельствует о недоказанности объективной стороны преступления
  • Недопустимо перенесение в приговор показаний допрошенных по уголовному делу лиц и содержания других доказательств из обвинительного заключения или обвинительного акта без учета результатов проведенного судебного разбирательства. После оглашения в связи с противоречиями показаний, данных в ходе предварительного следствия обвиняемым, суд обязан выяснить вопрос, подтверждает подсудимый эти показания или нет
  • Признавая подсудимого виновным в совершении преступления по признакам, относящимся к оценочным категориям (например, тяжкие последствия, существенный вред, наличие корыстной или иной личной заинтересованности), суд не должен ограничиваться ссылкой на соответствующий признак, а обязан привести в описательно-мотивировочной части приговора обстоятельства, послужившие основанием для вывода о наличии в содеянном указанного признака
  • Если суд отменяет условное наказание и назначает наказание реально, он обязан привести убедительные основания, по которым иначе оценил характер и степень общественной опасности совершенного лицом преступления и нашел невозможным, с учетом данных о личности осужденного, его исправление без реального отбывания наказания
  • Переквалификация действий осужденного с ч. 3 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ повлекла отмену приговора. Суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия подсудимого по другой статье УК РФ, по которой ему не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия подсудимого, квалифицируемые по новой статье УК РФ, вменялись ему в вину и не были исключены судом из обвинительного заключения по результатам предварительного слушания, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от обвинения, по которому дело принято к производству суда, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту
  • Притворность сделки не образует состава мошенничества. Обстоятельства, которые подтверждаются только документально, например, передача и возврат денежных средств, не могут доказываться показаниями потерпевшего
  • Любое явно выраженное недоверие суду необходимо рассматривать как заявленный отвод, разрешать который нужно в порядке, установленном ст. 65, 66 и 68—72 УПК РФ, в совещательной комнате

Раздел 1. Нарушения закона, допущенные в ходе предварительного расследования

  • Акт инвентаризации товарно-материальных ценностей отражает лишь фактическое наличие товара в магазине по состоянию на конкретную дату и сам по себе не подтверждает факт недостачи. Первичными учетными документами (товарными накладными, актами о приемке товара и тому подобными) должно объективно подтверждаться поступление товара в магазин на сумму, указанную в акте результатов проверки ценностей. Первичные учетные документы должны находиться в бухгалтерии, согласовываться с товарно-денежными отчетами, представленными продавцами
  • В тех случаях, когда преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, при описании преступного деяния должно быть указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления
  • По смыслу закона присвоением следует признавать неправомерное удержание чужого имущества, вверенного виновному, с целью обращения его в свою пользу. При этом необходимо, чтобы похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества. Для того, чтобы признать имущество вверенным, необходимо наличие у субъекта правомочий в отношении этого имущества
  • Бесспорных данных о том, что лицо совершило присвоение вверенного ему чужого имущества с использованием своего служебного положения, в материалах уголовного дела не содержится. Подсудимый оправдан на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст.160 УК РФ
  • Для осуждения лица по ст. 160 УК РФ сторона обвинения должна предоставить совокупность предусмотренных законом доказательств, свидетельствующих о виновности лица во вмененном ему преступлении. Одних показаний контрагента, выступающего в суде свидетелем, недостаточно для постановления обвинительного приговора. Совершение руководителем муниципального унитарного предприятия крупной сделки без согласования с администрацией муниципального образования свидетельствует лишь о нарушении руководителем порядка совершения крупной сделки и никак не подтверждает наличие в его действиях умысла, направленного на совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ
  • Наличие права на получение денежной премии свидетельствует об отсутствии у лица корыстного мотива, что влечет прекращение уголовного дела по реабилитирующему основанию, даже если лицо оформило премию само себе вопреки установленному порядку и без полномочий на это

Раздел 2. Нарушения закона, допущенные в суде

  • Если эксперт фактически не осматривал объект исследования, а вывод о стоимости объекта (трактора) сделал путем сравнения цен на аналогичные тракторы без учета имеющихся технических недостатков, то такое заключение нельзя считать достоверным. Суд второй инстанции при определении стоимости похищенного принял во внимание заключение специалиста в виде отчета профессиональной независимой оценки, что позволило доказать отсутствие ущерба как обязательного признака ст. 160 УК РФ
  • Суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц. Если лицо имеет основания претендовать на чужое имущество и нарушается только установленный в таких случаях порядок получения имущества, хищение не может быть вменено
  • Если подсудимый отрицает, что вносил какие-либо записи в служебные документы, суд обязан назначить почерковедческую экспертизу. Если показания свидетелей основываются только на результатах проведенной проверки, выводах комиссии, проводившей проверку, такие показания оцениваются как предположительные
  • Отсутствие аудиопротокола ведет к безусловной отмене приговора
  • Растрата ректором образовательного учреждения 28 500 рублей признана малозначительной. Уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления ввиду его малозначительности181
    Присвоение руководителем учреждения 27 397 рублей признано малозначительным, учитывая, что оно не причинило существенный вред общественным интересам, а также не повлекло каких-либо иных общественно опасных последствий
  • Сторона обвинения не может ссылаться на свидетельские показания в обоснование долговых обязательств осужденного. Наличие между осужденным и директором ООО договоренности о формальном оформлении договоров о передаче в собственность земельных долей в праве общей долевой собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения на имя осужденного и о дальнейшей передаче купленных земель осужденным в собственность ООО, на которую ссылается сторона обвинения и суд в приговоре, достаточными и достоверными доказательствами не подтверждается
  • Причиной возникновения ущерба в виде задолженности ООО, которым руководил осужденный, перед другим ООО, признанным потерпевшим, явился не обман или злоупотребление доверием, а бездействие осужденного, выразившееся в нарушении платежной дисциплины в рамках гражданско-правовых отношений, а именно систематическом неисполнении обязанности по полной оплате цемента в поставленном объеме. Сторона обвинения обязана представить доказательства, свидетельствующие о том, что осужденный, имея возможность погасить задолженность по договору поставки цемента, умышленно не сделал этого

  • Суд апелляционной инстанции изменил категорию преступления с тяжкого на преступление средней тяжести и прекратил уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ
  • По ч. 4 ст. 159 УК РФ суд назначил наказание условно. Суд принял во внимание, что, несмотря на совершение подсудимым умышленного тяжкого имущественного преступления, направленного на хищение денежных средств, вред иным охраняемым уголовным законом общественным отношениям не причинен
  • Суд в приговоре должен приводить убедительные мотивы, которые бы свидетельствовали об отсутствии возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. Учитывая принцип индивидуализации наказания, суд не должен подходить к вопросу о нецелесообразности назначения осужденному условного наказания формально
  • Мнение потерпевшего не входит в перечень отягчающих наказание обстоятельств, поскольку обязанность государства обеспечивать права потерпевших от преступлений не предполагает наделение их правом определять необходимость осуществления публичного уголовного преследования
  • Суд второй инстанции учел состояние здоровья осужденного и снизил наказание по ч. 3 ст. 160 УК РФ на 2 года
  • Лицо, обвиняемое в тяжком преступлении по ч. 4 ст. 160 УК РФ, освобождено из-под стражи Верховным Судом РФ. Суд обязан указать в постановлении об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, какие именно конкретные обстоятельства дела и данные о личности обвиняемого свидетельствуют о том, что последний может скрыться от органов предварительного следствия и суда, а также привести доказательства, подтверждающие, что обвиняемый может оказать давление на свидетелей

  • Наличие профессиональных обязанностей, регулирование служебной деятельности врача сами по себе не образуют квалифицирующего признака совершения преступления с использованием служебного положения. Подчинение среднего медицинского персонала врачу носит не служебный характер, а связано только с выполнением трудовой функции врача и нижестоящего персонала
  • В случаях, когда должностное лицо в отношении иных организаций никакими организационно-распорядительными и административно-хозяйственными полномочиями не обладает, его действия, связанные с хищением чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, нельзя расценивать как совершенные с использованием служебного положения
  • Мошеннические действия лица на основании выданной ему доверенности, имеющей общий характер, не могут включать в себя использование служебного положения как квалифицирующий признак
  • По смыслу закона предварительная договоренность на совершение преступления должна быть между двумя и более исполнителями. Если один исполнитель и два пособника совершают хищение чужого имущества, то квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц по предварительному сговору подлежит исключению

Примеры кейсов

Довод обвинения, что умысел подсудимого на хищение чужого имущества путем мошенничества усматривается в том, что подсудимый имел возможность вернуть потерпевшему полученные от последнего в долг денежные средства, но не вернул их, судом опровергнут тем, что неисполнение должником обязательств по гражданско-правовому договору предусматривает только гражданско-правовую ответственность.

Факт отчуждения подсудимым принадлежащего ему имущества, признаки его фиктивного или преднамеренного банкротства, многократное изменение подсудимым места жительства не свидетельствуют о наличии в действиях подсудимого состава мошенничества, не относятся к предмету доказывания по уголовному делу.

Длительные финансовые отношения, в рамках которых кредитор давал подсудимому в долг денежные средства, не свидетельствуют о прямом умысле подсудимого на хищение и злоупотреблении доверием потерпевшего.

Факт передачи денежных средств потерпевшим подсудимому, как и наличие у последнего возможности возвратить долг в установленный договором займа срок, в отсутствие доказательств умысла на хищение этих денежных средств до их передачи не могут свидетельствовать о мошеннических действиях подсудимого.

Лицо оправдано по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, на основании отсутствия в его действиях состава данного преступления.

Органами предварительного следствия Л. обвиняется в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем злоупотребления доверием, совершенного в особо крупном размере, а именно в том, что он, руководствуясь корыстным мотивом, в целях незаконного обогащения, имея умысел, направленный на хищение чужого имущества в особо крупном размере путем злоупотребления доверием, в не установленное следствием время, но не позднее 24 ноября 2010 года, руководствуясь описанной выше преступной мотивацией, находясь в не установленном следствием месте, разработал преступный план, выбрав в качестве объекта своих будущих преступных посягательств денежные средства, принадлежащие ранее ему знакомому А. Так, Л., обладая информацией о том, что А. располагает значительной суммой денежных средств, предполагал, используя доверительные отношения с последним, возникшие вследствие длительных дружеских отношений, а также имевшихся ранее бесконфликтных финансовых отношений с ним, то есть злоупотребляя доверием последнего, попросить у А. денежные средства в долг для развития бизнеса, при этом заведомо не намереваясь в последующем совершать действия по возврату полученных в долг денежных средств, указав при этом в целях придания своим действиям убедительности и введения в заблуждение А. ориентировочный срок возврата. Далее, убедив А. передать ему денежные средства, продолжая злоупотреблять доверием А., Л. предполагал получить от него данные денежные средства, заверив при этом А. в их последующем возврате, однако в последующем, имея финансовую возможность возвращения долга, денежные средства не возвращать, а похищенными таким образом денежными средствами распорядится по своему усмотрению. При этом Л. допускал, что в целях придания правомерного вида своим действиям и введения в заблуждение А. им при необходимости будет написана долговая расписка на полученную от А. сумму денежных средств. Кроме того, Л. в целях избегания имущественных взысканий в результате действий А. при обращении в правоохранительные органы, которые могли быть обращены на принадлежащее ему имущество, предполагал в таком случае совершить сделки по отчуждению данного имущества в пользу третьих лиц.

Так, реализуя свои преступные намерения, направленные на хищение денежных средств в особо крупном размере, принадлежащих А., действуя в соответствии с ранее разработанным преступным планом, Л. в период времени не ранее 1 января 2010 года и не позднее 24 ноября 2010 года, точное время следствием не установлено, находясь в не установленном следствием месте, используя доверительные отношения с А., возникшие вследствие длительных дружеских отношений, а также имевшихся ранее с ним бесконфликтных финансовых отношений, предполагая, что, учитывая его положительную финансовую репутацию, А. согласится вновь иметь с ним финансовые взаимоотношения, попросил у А. денежные средства в долг для их вложения в бизнес, на что последний согласился. В результате между Л. и А. в указанный период времени достигнута совместная договоренность о передаче вторым первому денежных средств с их последующем возвратом. При этом Л. возвращать данную сумму денежных средств А. заведомо не намеревался, а имел целью похитить их и распорядиться ими по своему усмотрению.

Далее, действуя в продолжение реализации своих преступных намерений, направленных на хищение денежных средств, принадлежащих А., Л., злоупотребляя доверием А., 24 ноября 2010 года получил от А. денежные средства, обязавшись вернуть названную сумму денежных средств в срок до 24 ноября 2012 года, написав при этом в целях убедительности своих действий и придания им правомерного вида расписку о получении указанной суммы денежных средств. Похищенными таким образом денежными средствами Л. впоследствии при не установленных следствием обстоятельствах распорядился по своему усмотрению.

Далее, действуя в продолжение реализации своих преступных намерений, направленных на хищение денежных средств, принадлежащих А., Л., злоупотребляя доверием А., 6 сентября 2011 года получил от А. денежные средства, обязавшись их вернуть, написав при этом в целях убедительности своих действий и придания им правомерного вида расписку о получении указанной суммы денежных средств. Похищенными таким образом денежными средствами Л. впоследствии при не установленных следствием обстоятельствах распорядился по своему усмотрению.

Впоследствии Л. частично либо полностью денежные средства не возвратил, имея для этого финансовую возможность, поскольку согласно справке об исследовании № 96 от 24 декабря 2018 года за период с 11 августа 2011 года по 22 мая 2014 года он получил в качестве возврата временной финансовой помощи учредителя денежные средства.

При этом во исполнение своего преступного умысла в части сокрытия имущества, на которое могло быть обращено взыскание суммы долга в пользу А., Л. на основании договора дарения от 10 сентября 2015 года переоформил принадлежащее ему право собственности на земельный участок площадью 1490 м² на свою мать Ф., которое было зарегистрировано на ее имя 22 сентября 2015 года.

Также во исполнение своего преступного умысла в части сокрытия имущества, на которое могло быть обращено взыскание суммы долга в пользу А., Л. на основании договора дарения от 10 сентября 2015 года переоформил принадлежащее ему право собственности на жилой дом площадью 484 м² на свою мать Ф., которое было зарегистрировано на ее имя 22 сентября 2015 года.

Таким образом, Л. органами предварительного следствия обвиняется в том, что путем злоупотребления доверием похитил принадлежащие А. денежные средства в особо крупном размере.

Суд на основе исследованных доказательств, представленных обвинением, пришел к убеждению, что выводы предварительного следствия о доказанности вины Л. в совершении мошенничества путем злоупотребления доверием А. носят вероятностный характер и не отвечают требованиям допустимости, поскольку базируются не на доказательствах, а на предположениях, не являющихся средствами доказывания.

Проведенный судом анализ доказательств по делу позволил прийти к выводу о том, что стороной обвинения не представлено бесспорных доказательств, однозначно свидетельствующих о том, что подсудимый Л. совершил мошенничество в отношении А., а также свидетельствующих о том, что он умышленно с целью хищения имущества потерпевшего втерся к нему в доверие и, злоупотребляя этим доверием, завладел денежными средствами последнего, поскольку все вышеприведенные представленные стороной обвинения доказательства, включающие показания потерпевшего, свидетелей обвинения и защиты, а также заключения экспертов, заявление потерпевшего, вещественные доказательства, исследование финансово-хозяйственной деятельности подсудимого и его компаний и иные документы, не уличают Л. в совершении инкриминируемого ему деяния, а лишь свидетельствуют о том, что в указанный потерпевшим и свидетелями период времени между А. и Л. был заключен и реализован договор займа, который предусматривал лишь одно условие — вернуть указанную сумму не позднее 24 ноября 2012 года. По наступлении срока возврата указанных средств А. вплоть до обращения в правоохранительные органы 8 июня 2016 года о совершенном у него хищении денежных средств не заявлял, а реализовал свое право на судебную защиту в порядке гражданского судопроизводства, на основании указанного договора займа с Л. от 24 октября 2011 года обратившись в 2015 году в Кузьминский районный суд Москвы с иском к Л. о взыскании долга по расписке.

Решением Кузьминского районного суда Москвы от 12 октября 2015 года, вступившим в законную силу 22 марта 2016 года, исковые требования А. к Л. о взыскании денежных средств по договору займа были удовлетворены.

Далее А., реализуя свое право на защиту в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с требованиями ст. 395 ГК РФ, обратился в Кузьминский районный суд Москвы с иском к Л. о взыскании с последнего процентов за пользование чужими денежными средствами за последние три года до даты подачи иска в суд. Решением Кузьминского районного суда от 25 мая 2016 года эти требования потерпевшего также удовлетворены.

Кроме того, из решения Арбитражного суда Московской области от 23 марта 2018 года следует, что А. обратился в арбитражный суд с заявлением о признании Л. несостоятельным (банкротом) и определением Арбитражного суда г. Москвы от 3 июня 2016 г. данное заявление принято к производству, впоследствии дело передано на рассмотрение Арбитражного суда Московской области по подсудности и определением Арбитражного суда Московской области от 8 сентября 2017 года в отношении должника Л. введена процедура банкротства — реструктуризация долгов гражданина. Указанным решением Арбитражного суда Московской области от 23 марта 2018 года Л. признан несостоятельным (банкротом) и в отношении него введена процедура банкротства гражданина — реализация имущества. На основании определения Арбитражного суда Московской области от 13 марта 2019 года срок реализации имущества продлен до 19 сентября 2019 г., денежные требования А. включены в третью очередь кредиторов.

Органами предварительного следствия не представлено достаточных и убедительных доказательств того, что Л., получая от А. денежные средства, не намеревался при этом исполнять взятые на себя обязательства, связанные с условиями передачи ему указанных в расписке денежных средств, и того, что у него имелся умысел, направленный на хищение денег потерпевшего.

Согласно показаниям потерпевшего А. денежные средства брались подсудимым на развитие бизнеса, и договор займа был обеспечен поручительством второго участника компании Д., в отношении которого потерпевший не выдвигает обвинений в мошенничестве, поскольку доверия к нему не утратил вплоть до смерти последнего. Кроме того, Л. периодически в течение долгого времени брал у него в долг денежные средства под различные личные нужды его семьи, при этом займы никогда не оформлялись и Л. исполнял свои обязательства, регулярно возвращая А. эти займы сам или через сотрудников своей фирмы. А. также подтвердил, что Л. всегда был добросовестным заемщиком.

Допрошенные в судебном заседании свидетели защиты подтвердили факт того, что в те или иные периоды они лично присутствовали и видели, как Л. встречался с А. и передавал ему в руки наличные денежные средства в значительных размерах.

Оценивая все вышеприведенные показания свидетелей защиты, суд полагает, что они не подтверждают факт возврата Л. потерпевшему суммы долга по договору займа от 24 ноября 2011 года, поскольку ни один из свидетелей защиты не указывает, что деньги возвращались именно по указанному договору, и документов, подтверждающих исполнение Л. обязательств по данному договору, не представлено, однако показания свидетелей защиты подтверждают наличие между А. и Л. длительных финансовых отношений, в рамках которых А. давал подсудимому в долг денежные средства, в том числе и под проценты на развитие бизнеса, то есть желал получать доход от вкладываемых денежных средств в рентабельный до определенного времени бизнес подсудимого.

Доводы обвинения о том, что Л. заранее знал, что не собирается возвращать деньги, ничем не подтверждаются, доказательств, что Л. имел преступный умысел на хищение денег при получении займов, суду не представлено, как не представлено доказательств того, что умысел не возвращать полученные денежные средства возник у Л. до их получения.

В соответствии с п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например, служебным положением лица либо его личными отношениями с потерпевшим. Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него. Однако таких обстоятельств, свидетельствующих о том, что Л. заведомо не собирался возвращать долг и, получив денежные средства, распорядился ими по своему усмотрению, судом в ходе исследования всей совокупности представленных доказательств не установлено.

Анализ справок и выписок из ЕГЮРЛ позволяет суду сделать вывод о том, что Л. в период получения от А. денежных средств по договору займа от 24 ноября 2011 года вел активную финансово-хозяйственную деятельность и им вносились на счета компаний крупные денежные суммы. Данные доказательства обвинения не опровергают показания Л. о том, что полученные от А. денежные средства использовались им на развитие бизнеса. Указанные обстоятельства противоречат выводам следствия об использовании Л. полученных от А. по договору займа от 24 ноября 2011 года денежных средств по своему усмотрению, а также о том, что, принимая на себя обязательства о направлении получаемых в долг денежных средств на развитие бизнеса и возврате впоследствии данных денежных средств с процентами, Л. заведомо был не намерен их выполнять, имея цель безвозмездно обратить данные денежные средства в свою пользу.

Утверждение обвинения о том, что расписка о получении от А. денежных средств и договор займа с последним были составлены Л. во исполнение своих преступных намерений, направленных на хищение денежных средств, принадлежащих А., в целях убедительности своих действий и придания им правомерного вида, противоречат требованиям ст. 808 ГК РФ, которой предусмотрено, что договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает десять тысяч рублей, в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей. Составление А. и. Л. указанных документов не свидетельствует о намерении сторон избежать ответственности по взятым на себя обязательствам.

Факт совершения Л. в сентябре 2015 года сделок по отчуждению принадлежащих ему на праве собственности двух жилых домов, двух участков земли и квартиры не свидетельствует о наличии в действиях Л. состава преступления (мошенничества), совершенного в период с 1 января 2010 года по 14 января 2011 года, и не может свидетельствовать о наличии у подсудимого преступного умысла на хищение имущества, полученного от потерпевшего в 2011 году. Выводы следствия о том, что данные действия совершены Л. в целях избегания имущественных взысканий со стороны А. при обращении в правоохранительные органы, которые могли быть обращены на принадлежащее Л. имущество, также не соответствуют действительности, поскольку в правоохранительные органы А. обратился только 8 июня 2016 года, и не свидетельствуют о наличии в действиях подсудимого состава мошенничества.

Довод обвинения о том, что умысел подсудимого на хищение чужого имущества путем мошенничества усматривается в том, что Л. имел возможность вернуть А. полученные от последнего в долг денежные средства, поскольку согласно справкам об исследовании финансово-хозяйственных документов закрытого акционерного общества подсудимый получил в качестве возврата заемных средств от закрытого акционерного общества денежные средства в размере нескольких миллионов рублей, но не вернул долг А., по мнению суда, не обоснован, так как неисполнение Л. обязательств по гражданско-правовому договору, которое и было установлено в ходе судебного разбирательства, предусматривает гражданско-правовую ответственность (ст. 395, 405 ГК РФ), реализованную посредством решения Кузьминского районного суда г. Москвы от 12 октября 2015 года, которым денежные средства взысканы с заемщика в пользу А., по инициативе которого в дальнейшем возбуждена процедура банкротства Л. в Арбитражном суде Московской области и в настоящее время идет процедура реализации имущества должника, а также решением Кузьминского районного суда г. Москвы от 25 мая 2016 года удовлетворены исковые требования А. и с Л. взыскана неустойка за пользование чужими денежными средствами.

В связи с изложенным, анализируя все вышеприведенные доказательства, суд приходит к выводу, что все связанные с договором займа от 24 ноября 2011 года взаимоотношения между подсудимым и потерпевшим носят исключительно гражданско-правовой характер и наличие гражданско-правовой сделки между Л. и А. исключает хищение денежных средств путем злоупотребления доверием.

В связи с тем, что в силу ст. 15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследования и не может выступать на стороне обвинения или защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществляет предоставленные им права, судом приняты все предусмотренные законом меры по вызову в судебные заседания лиц, указанных в списке подлежащих вызову в суд, и суд полагает, что исчерпаны все возможности получения и предоставления сторонами доказательств.

В соответствии с ч. 1 ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом Российской Федерации под угрозой наказания.

Диспозиция ч. 4 ст. 159 УК РФ устанавливает ответственность в том числе за хищение лицом чужого имущества путем злоупотребления доверием в особо крупном размере. В то же время установленные обстоятельства получения Л. денег от потерпевшего А., цели и мотивы его действий позволяют суду прийти к выводу об отсутствии в действиях подсудимого признаков мошенничества. Судом по результатам исследования всех представленных сторонами доказательств установлено, что денежные средства получены Л. от потерпевшего в ходе заключенной между ними гражданско-правой сделки, на основании заключенного между ними договора займа, последствия неисполнения которой были разрешены путем вынесения решений Кузьминским районным судом г. Москвы, которыми с Л. взысканы денежные средства и проценты за пользование денежными средствами, а также решением Арбитражного суда Московской области, признавшим Л. банкротом и введшим процедуру банкротства.

Суд полагает, что в соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в его пользу, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ о презумпции невиновности.

В связи с тем, что в ходе судебного следствия на основе исследованных доказательств достоверно не установлено наличие в действиях Л. состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, то есть мошенничества, а именно хищения путем злоупотребления доверием А. денежных средств в особо крупном размере, принадлежащих последнему, Л. подлежит оправданию по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, по основанию отсутствия в его действиях состава данного преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда в кассационном определении от 19.05.2020 года указала, что в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 29 января 2009 года № 61-О-О, привлечение к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное под прикрытием правомерной гражданско-правовой сделки, возможно лишь в случае, если будет доказано, что, заключая такую сделку, лицо действовало умышленно, преследуя цель хищения имущества или приобретения права на чужое имущество. При этом преступный умысел лица входит в предмет доказывания по уголовному делу.

Проверив и оценив собранные по делу доказательства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что доводы стороны обвинения о наличии у Л. преступного умысла на хищение денег А. до их получения по договору займа от 24 октября 2011 года в ходе судебного следствия не нашли подтверждения и, по существу, основаны на предположениях, которые в силу ч. 4 ст. 14 УПК РФ исключают постановление по делу обвинительного приговора.

Факт передачи денежных средств А. оправданному, как и наличие у последнего возможности возвратить долг в установленный договором займа срок, судом не опровергнуты, однако сами по себе данные обстоятельства в отсутствие доказательств умысла на хищение этих денежных средств до их передачи не могут свидетельствовать о мошеннических действиях оправданного.

Иные обстоятельства, на которые ссылается автор жалобы (совершение Л. сделок по отчуждению принадлежащего ему имущества, признаки его фиктивного или преднамеренного банкротства, многократное изменение оправданным места жительства), не имеют отношения к деянию, в совершении которого обвинялся Л., имевшему место в 2010—2011 годах.

Приговор Черемушкинского районного суда г. Москвы от 14.10.2019 г. по делу № 1-358/19.

Уголовное дело по ч. 3 ст. 160 УК РФ прекращено в связи с отсутствием в действиях осужденного состава преступления.

Ш. осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 8 месяцев.

В силу ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

В соответствии с примечанием к ст. 158 УК РФ под хищением в статьях настоящего кодекса понимается совершенное с корыстной целью противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 26 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» от 30 ноября 2017 года, при решении вопроса о виновности лиц в совершении мошенничества, присвоения или растраты суды должны иметь в виду, что обязательным признаком хищения является наличие у лица корыстной цели, то есть стремления изъять и (или) обратить чужое имущество в свою пользу либо распорядиться указанным имуществом как своим собственным, в том числе путем передачи его в обладание других лиц, круг которых не ограничен. От хищения следует отличать случаи, когда лицо, изымая и (или) обращая в свою пользу или пользу других лиц чужое имущество, действовало в целях осуществления своего действительного или предполагаемого права на это имущество.

Эти требования закона не выполнены судом по настоящему делу.

Ш. признана виновной в том, что она, являясь директором муниципального бюджетного учреждения культуры (далее — МБУК), в период с 15 декабря 2017 года по 21 августа 2018 года умышленно вопреки интересам службы из корыстной заинтересованности, связанной с повышением личного материального благосостояния, используя служебное положение, связанное с возможностью издания приказов и распоряжений, обязательных для исполнения лицами, находящимися в ее непосредственном подчинении, а также возможностью расходования денежных средств учреждения, в нарушение ст. 22, 91 ТК РФ незаконно, без согласования с работодателем, включила себя в список лиц, подлежащих премированию, издала два приказа о поощрении работников от 15 декабря 2017 года № 20 и от 27 августа 2018 года № 14, на основании которых ей выплачены денежные средства на общую сумму 10 000 рублей, которые Ш. обратила в свою пользу и распорядилась ими по своему усмотрению. В результате действий Ш. МБУК причинен имущественный ущерб в размере 10 000 рублей.

Указанные действия Ш. квалифицированы судом по ч. 3 ст. 160 УК РФ как присвоение, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Признавая Ш. виновной в присвоении денежных средств, суд исходил из факта получения осужденной премии на основании незаконно изданных ею приказов о премировании при отсутствии у нее полномочий на принятие таких решений. В обоснование этого вывода суд сослался на показания представителя потерпевшего Т., состоявшей на должности главы администрации, и показания свидетеля М., состоявшей в должности бухгалтера, о том, что премировать директора МБУК может только главный распорядитель бюджетных средств — глава муниципального образования.

Вместе с тем суд не дал оценку всем имеющим значение для разрешения данного дела обстоятельствам.

Так, из показаний свидетеля М. в судебном заседании и на предварительном следствии следует, что размер заработной платы работников библиотеки в соответствии с указом Президента РФ доводится до уровня средней заработной платы по Краснодарскому краю, для чего всем работникам начисляются премии в одинаковом размере согласно установленному фонду оплаты труда. Администрацией сельского поселения 2 октября 2017 года утверждена ведомственная целевая программа, в которой имеется ссылка на распоряжение администрации от 28 июня 2012 года № 53-р об установлении ежемесячной стимулирующей выплаты отдельным категориям работников бюджетных учреждений, к которым относилась и Ш. О том, что Ш. не вправе была включать себя в приказ о премировании, они узнали только в ходе проверки.

Представитель потерпевшего учреждения Т. также пояснила в судебном заседании, что ей не было известно об отсутствии у Ш. полномочий включать себя в приказ о премировании, что, если бы Ш. не подписала приказ о своем премировании, то такой приказ в отношении последний подписала бы она сама. Кроме того, она заявила в судебном заседании, что денежные средства были выделены на премию всем работникам, в том числе и Ш., в пределах установленных лимитов, в результате получения Ш. премии ущерб бюджету не причинен.

Эти показания Т. и М. о том, что Ш., как и другие работники, имела право на получение премии, не приведены в приговоре и не учтены судом при решении вопроса о виновности осужденной.

Изложенное свидетельствует о том, что у Ш. при наличии у нее права на получение денежной премии отсутствовал корыстный мотив, стремление незаконно и безвозмездно обратить в свою пользу денежные средства.

При выплате ей премии нарушен порядок премирования. Сам по себе факт нарушения Ш. порядка премирования, принимая во внимание, что она обоснованно предполагала свое право на данный вид вознаграждения, необоснованно расценен судом как похищение ею денежных средств.

Эти обстоятельства, указывающие на отсутствие в действиях Ш. состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ, не получили надлежащей оценки и при апелляционном и кассационном рассмотрении дела.

Допущенные судом существенные нарушения уголовного и уголовно- процессуального закона, повлиявшие на исход дела, являются в силу ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основанием отмены приговора и последующих судебных решений, прекращения уголовного дела в отношении Ш. на основании п. 2 ч. 2 ст. 27, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления. В связи с прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям за Ш. в соответствии со ст. 134 УПК РФ надлежит признать право на реабилитацию.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23.03.2021 г. по делу № 18-УДП20-103-К4.

Как оправдать по делам о наркотиках

Колосов, Антон Леонидович. Как оправдать по делам о наркотиках. Оправдание, отмена приговоров, смягчение наказания. Обзор актуальной судебной практики. — М.: 2021. — 207 с.

Оправдательные приговоры, апелляционные и кассационные определения, которыми прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, действия виновных лиц переквалифицированы на менее тяжкое преступление, значительно снижено наказание, назначено условное наказание, содержат те действенные правовые инструменты, которые позволят вам, уважаемый читатель, помочь себе, если вы столкнулись с уголовно-правовой машиной, либо вашим подзащитным.

В сборнике приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания.

Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались вы или ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с уголовным законом в части применения его репрессии к совершившим преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств.

Каждый из 91 кейса снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки апелляционной, кассационной жалоб. В примеры необходимо глубоко и всецело погружаться, только тогда будет понятна логика рассуждений суда. Крепко уяснив причины и основания оправданий, переквалификаций, снижения наказаний, вы сможете уверенно и безошибочно выстраивать неопровержимую линию защиты. Результативные примеры должны вдохновлять на борьбу со следственным произволом, обвинительным уклоном в судах. Нужно бороться за свои права и идти до конца, вплоть до Верховного Суда РФ, Конституционного Суда РФ.

За каждым разбираемым случаем стоит судьба отдельного живого человека. Спасенная судьба. Если с помощью настоящей книги вы поможете себе и другим, это будет лучшей благодарностью для автора.

Сборник будет полезен подозреваемым, обвиняемым, подсудимым, осужденным за наркопреступления, адвокатам, а также всем читателям, интересующимся уголовным правоприменением. Буду благодарен, если свои пожелания, отзывы и судебную практику направите для дальнейшего улучшения сборника по адресу: kolosov@advokat-kolosov.ru.


Содержание книги

  • К. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению данного преступления
  • Проведение оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» в отношении лица без достоверной и проверяемой информации о его предшествующей преступной деятельности является провокацией, влечет за собой оправдание невиновного
  • Лицо оправдано в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, за отсутствием в его действиях состава преступления в связи с подстрекательством оперативных сотрудников
  • В отсутствие конкретных и достоверных сведений о том, что лицо занимается сбытом наркотических средств или готовится к нему, недопустимо проводить в отношении него оперативно-розыскное мероприятие «проверочная закупка», даже если данное лицо имеет судимость за преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств
  • Повторные немотивированные проверочные закупки запрещены однозначно
  • Результаты повторной проверочной закупки признаются недопустимыми доказательствами, даже если оперативно-розыскные мероприятия проводились в разных городах
  • Повторными проверочными закупками оперативные сотрудники создают условия для совершения новых преступлений, что является недопустимым
  • Не соответствует Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» проведение повторных проверочных закупок у одного и того же лица даже в тех случаях, когда такие закупки проведены различными структурными подразделениями правоохранительных органов

  • Оправданы за незаконный сбыт наркотических средств по ч. 5 ст. 228.1, ч. 5 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ в связи с непричастностью
  • Любое исправление в протоколе следственного действия должно подтверждаться защитником и обвиняемым, если они участвуют в данном действии
  • Показания, объяснения лица, данные в отсутствие защитника, содержащиеся в протоколе осмотра предметов и не подтвержденные в суде, влекут исключение из числа доказательств данного протокола, компакт-диска
  • Если предмет контрабанды перемещается на таможенную территорию под видом товара посредством регистрируемого международного почтового отправления (заказным письмом, бандеролью, мелким пакетом), местом совершения такого преступления является место, по которому с таким товаром совершаются операции, связанные с его выпуском (место международного почтового обмена)
  • Явка с повинной подлежит исключению из числа доказательств, если обвиняемому не разъяснялось право не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, не была обеспечена возможность осуществления этих прав
  • Неконкретизированность предъявленного обвинения ущемляет гарантированное обвиняемому право знать, в чем конкретно он обвиняется (ст. 47 УПК РФ)
  • Неустановление объективной стороны преступления, неустановление обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ, влечет прекращение уголовного преследования, освобождение от уголовной ответственности
  • Доводы лица о том, что наркотическое средство ему подкинуто, подлежат всесторонней проверке и опровержению, в том числе в порядке ст. 144 и ст. 145 УПК РФ. При этом должна быть тщательно изучена личность подкинувшего наркотики. Все неустранимые сомнения в доказанности обвинения, в том числе отдельных его составляющих (формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств), должны толковаться в пользу подсудимого. В отсутствие убедительных доказательств, с достоверностью подтверждающих виновность подсудимого в совершении преступления, он должен быть оправдан
  • Перед проведением обыска подозреваемому, обвиняемому должно быть разъяснено право пригласить защитника. Невыполнение данной обязанности влечет признание полученных доказательств и иных производных от обыска доказательств недопустимыми
  • Если описание упаковки изъятого наркотического средства не соответствует описанию упаковки, направленной на исследование или экспертизу, то исследование и экспертиза признаются недопустимыми доказательствами. Также недопустимыми признаются все последующие производные доказательства
  • Если следователь, руководитель следственного отдела и оперативный сотрудник, осуществлявший оперативно-розыскные мероприятия, являются родственниками, то собранные в рамках уголовного дела доказательства являются недопустимыми
  • Недопустимо осуществлять предварительное расследование по фактам преступной деятельности, в отношении которых не было возбуждено уголовное дело
  • Если инкриминируемые лицу действия являются составной частью преступления, по поводу которого было возбуждено уголовное дело, то самостоятельного возбуждения уголовного дела не требуется

  • Приговор не может быть постановлен лишь на признательных показаниях обвиняемого
  • Безмотивное назначение дополнительного наказания подлежит отмене
  • Государственный обвинитель обязан изложить предъявленное подсудимому в ходе предварительного расследования обвинение с изложением всех обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ. Суд обязан выяснить, понятно ли обвинение и каково отношение к предъявленному обвинению
  • Согласно ст. 273 УПК РФ судебное следствие в суде первой инстанции начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, после чего председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению
  • Суд не вправе учитывать предыдущие судимости и факты привлечения лица к уголовной ответственности при назначении наказания, если они не образуют рецидива преступлений
  • Суд не может произвольно изменить обвинение
  • Следователь, дознаватель, оперативный и иной сотрудник правоохранительных органов не может быть допрошен об обстоятельствах содержания показаний не только подозреваемого, обвиняемого, но и свидетеля. Следователь может быть допрошен в суде только по обстоятельствам проведения того или иного следственного или процессуального действия при решении вопроса о допустимости доказательства
  • Оглашение показаний потерпевшего или свидетеля допускается только при условии, что обвиняемому (подсудимому) в досудебных стадиях производства по делу была предоставлена возможность оспорить показания свидетельствующего против него лица, и только при наличии оснований, предусмотренных ст. 281 УПК РФ
  • Виновность обвиняемого должна быть доказана без неустранимых сомнений достаточной совокупностью допустимых и достоверных доказательств
  • По ч. 1 ст. 228 УК РФ возможно освободить лицо от уголовной ответственности в порядке ст. 76.2 УК РФ, ст. 25.1 УПК РФ, назначив судебный штраф
  • По делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, суды применяют правила ст. 96 УК РФ, то есть применяют положения гл. 14 УК РФ, предусматривающей особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних, к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет
  • Ответственность за хищение наркотических средств по ч. 1 ст. 229 УК РФ, как и за незаконный сбыт по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, наступает независимо от их размера. Между тем это не свидетельствует, что по уголовному делу не требуется устанавливать размер похищенного наркотического средства вовсе
  • Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора
  • Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, как оно установлено судом
  • Суд не вправе самостоятельно вменить квалифицирующий признак «с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет)»
  • Если судья до постановления приговора высказал позицию относительно наличия или отсутствия события преступления, обоснованности вывода о виновности в его совершении обвиняемого, достаточности собранных доказательств, то он не может участвовать в производстве по уголовному делу
  • Суд не вправе исследовать доказательства, разрешать ходатайства без возобновления судебного следствия. Возобновляя или отказывая в возобновлении судебного следствия, суд должен вынести постановление
  • Решение суда апелляционной инстанции должно быть подписано тем судьей, который входил в состав суда
  • Все доводы адвоката, приводимые им в апелляционной жалобе, должны быть рассмотрены. Всем доводам должна быть дана фактическая и правовая оценка в акте суда второй инстанции. Суд апелляционной инстанции не может игнорировать или произвольно отклонять доводы жалобы
  • Если адвокат не поддерживает доводы подзащитного (даже части доводов, приводимых подзащитным), если адвокат не озвучивает доводы подзащитного, то изложенные факты являются основанием отмены судебных актов

  • Условное наказание за совершение совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, ч. 1 ст. 228 УК РФ, одно из которых особо тяжкое, совершенное группой лиц по предварительному сговору в крупном размере. Условное наказание назначено в отсутствие досудебного соглашения о сотрудничестве
  • Если при назначении наказания за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в крупном размере в составе организованной группы при рецидиве преступлений суд применяет положения ст. 64, ч. 2 ст. 66, ч. 3 ст. 68 УК РФ, то наказание осужденному за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, не может превышать 3 лет 4 месяцев лишения свободы
  • При активном способствовании раскрытию преступления, признании вины и раскаянии суд отсрочил женщине, имеющей на иждивении ребенка, отбывание наказания до достижения ее ребенком четырнадцатилетнего возраста за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210; ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1; ч. 1 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ
  • Наличие на иждивении ребенка и молодой возраст помогли снизить наказание на треть по ч. 2 ст. 228 УК РФ
  • Суд обязан мотивировать невозможность неприменения положений ст. 73 УК РФ при осуждении лица к реальному лишению свободы за совершение преступления в сфере незаконного оборота наркотиков. Суд должен привести мотивы, которые бы свидетельствовали об отсутствии возможности исправления лица без реального отбывания наказания
  • Признание вины позволило снизить наказание по ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ с 10 лет 6 месяцев до 6 лет лишения свободы
  • Незначительный вес наркотического средства позволил суду второй инстанции снизить наказание на 3 года 6 месяцев по ч. 2 ст. 228 УК РФ
  • Совершение преступления в состоянии опьянения, вызванном употреблением наркотических средств, не может признаваться обстоятельством, отягчающим наказание осужденного, поскольку является последствием совершения осужденным преступления.
    Приобретение и хранение наркотического средства без цели сбыта осуществляется лицом именно в целях потребления наркотика
  • За совершение особо тяжкого преступления, предусмотренного п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, наказание назначено в виде 4 лет лишения свободы без досудебного соглашения о сотрудничестве
  • Предоставление доступа к телефону, графического ключа для его разблокировки должно признаваться активным способствованием раскрытию и расследованию преступления
  • Суд обязан привести мотивы, которые свидетельствовали бы о невозможности применения положений ст. 64 УК РФ. Суд не должен формально подходить к применению ст. 64 УК РФ
  • При назначении лицу наказания не могут повторно учитываться объем наркотика и совершение преступления группой лиц по предварительному сговору

  • Если лицо незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает или перерабатывает предметы преступления в целях их последующего сбыта, но не доводит умысла до конца по независящим от него обстоятельствам, содеянное при наличии к тому оснований следует квалифицировать по ч. 1 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ как приготовление к незаконному сбыту наркотических средств
  • Суд в приговоре обязан устанавливать наличие у осужденных умысла на серийное получение психотропного вещества, то есть на производство такого вещества
  • Для решения вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного ст. 174.1 УК РФ, суду необходимо установить, что лицо совершило указанные финансовые операции и другие сделки с денежными средствами в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами
  • Если организатор непосредственно не участвовал в совершении преступлений, то содеянное исполнителем преступление не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору
  • Лицо может быть осуждено по квалифицирующему признаку «с использованием информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет)» только в тех случаях, когда это лицо с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть Интернет) выполняет объективную сторону состава преступления, то есть сбыта наркотических средств
  • При отсутствии доказательств того, что информация о нахождении закладок доведена до потребителей, действия виновного подлежат квалификации как неоконченное преступление
  • Попытка сбыть наркотические средства путем помещения их в определенные места (закладки) и хранение оставшихся наркотических средств по месту жительства не может свидетельствовать о совершении лицом нескольких преступлений при едином умысле на сбыт всей партии наркотического средства
  • В действиях лица отсутствует признак «незаконное хранение наркотического средства», если наркотик был получен, изъят обвиняемым в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «наблюдение»
  • Недопустимо признавать в действиях лица изготовление наркотических средств, если химическая структура вещества не меняется в результате растворения наркотических средств без дополнительной обработки в виде выпаривания, рафинирования, возгонки
  • Для обвинения лиц по ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества [преступной организации] или участие в нем [ней]) стороне обвинения необходимо достоверно доказать наличие совокупности признаков, характеризующих преступное сообщество
  • Добровольная выдача наркотического средства при реальной возможности дальнейшего хранения наркотического средства в отсутствие сведений о наркотике у правоохранительных органов должна признаваться основанием освобождения от уголовной ответственности
  • Если наркотик не передан приобретателю, то виновное лицо не подлежит уголовной ответственности за совершение оконченного преступления. Под приобретателем понимается исключительно потребитель наркотических средств, а не «закладчик», оперативный сотрудник, член организованной группы
  • Периодическое употребление наркотических средств с другими лицами в своем жилище без убедительных доказательств организации и содержания притона не может быть квалифицировано по ст. 232 УК РФ
  • Передача наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов другому лицу во временное владение не может квалифицироваться как сбыт
  • В случаях, когда виновный по просьбе другого лица приобретает наркотическое средство и передает наркотик лицу, которое его попросило о приобретении, его действия образуют не сбыт наркотического средства, а пособничество в приобретении наркотического средства независимо от того, на каких условиях он это делает и получает ли за это вознаграждение
  • Исходя из смысла ст. 228 УК РФ, действия лица, связанные с незаконным владением наркотическими средствами, в том числе содержание их при себе для использования в личных целях либо в интересах других лиц, если при этом не установлено наличие цели их сбыта, влекут ответственность за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта этих средств, а действия посредника в приобретении наркотических средств следует квалифицировать как соучастие в приобретении наркотических средств
  • В действиях посредника отсутствует состав преступления, если он помогает лицу, которое приобрело наркотические средства в рамках оперативно-розыскных мероприятий
  • Если показания в качестве подозреваемого, обвиняемого скопированы из предыдущего объяснения, то они не могут использоваться в процессе доказывания, так как по существу следственные действия в виде допросов не проводились
  • Оглашение показаний свидетелей, которые находятся на вахте или задержаны сотрудниками полиции, недопустимо без согласия сторон и предоставления им в досудебных стадиях производства по делу возможности оспорить показания свидетельствующего против обвиняемого лица
  • В соответствии с ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется только при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных доказательств
  • Вопрос о совершении преступления организованной группой в каждом конкретном случае должен решаться судом путем оценки выраженности признаков организованной группы с учетом всех обстоятельств дела
  • Если транспортное средство используется как средство передвижения, а не для перевозки наркотиков, то осуждение за незаконную перевозку наркотического средства является незаконным
  • Изъятые различные наркотические вещества, приготовленные для сбыта, подлежат квалификации как единое преступление
  • При назначении наказания суд должен учитывать конкретные фактические обстоятельства дела, которые могут являться основанием применения ст. 64 УК РФ

Примеры кейсов

Лицо оправдано по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

М. оправдан по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Как следует из приговора, судом установлено, что 4 сентября 2018 года примерно в 21 час 15 минут М. по просьбе и за деньги П. (задержанного в тот же день сотрудниками полиции за хранение наркотиков и согласившегося принять участие в роли покупателя в рамках оперативно-розыскного мероприятия) приобрел у неустановленного лица наркотическое средство, которое передал П., после чего был задержан сотрудниками полиции.

Эти действия М. органом следствия квалифицированы по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ как незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

По результатам судебного разбирательства М. по предъявленному обвинению был оправдан судом за отсутствием в его действиях состава преступления, пришедшим к выводу, что умысел М. на сбыт наркотика был сформирован под воздействием сотрудников полиции, под контролем которых находился П.

Как правильно указал суд в приговоре, основными доказательствами вины М. стали, по версии следствия, результаты оперативно-розыскного мероприятия, обоснованно не принятые судом в качестве достаточных для однозначного вывода о виновности подсудимого. Так, судом установлено, что П., будучи сам задержанным за сбыт наркотиков, сообщил о причастности к аналогичным деяниям ранее знакомого ему М., с которым совместно употребляли гашиш.

На основе этой непроверенной и ничем не подтвержденной информации сотрудниками полиции было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» с участием П. в роли покупателя наркотиков, в ходе которого он, выполняя инструкции сотрудников полиции, связавшись с М., попросил того помочь приобрести спайс. Показания сотрудников полиции о том, что еще до задержания П. они обладали оперативной информацией о М., материалами дела не подтверждаются.

Судом также установлено, что П. под контролем сотрудников полиции неоднократно звонил подсудимому и, несмотря на отказ М., настаивал на приобретении им для него наркотика, фактически склонив последнего к совершению преступления. Более того, как следует из представленных материалов дела, П. за согласие подсудимого выполнить его просьбу обещал ему за свой счет организовать поездку на такси, в качестве которого был использован служебный автомобиль под управлением оперативного работника К. Таким образом, М., прибыв к месту приобретения наркотика совместно с П., за ранее выданные последнему деньги приобрел наркотические средства, которые в служебном автомобиле передал П., и был задержан.

Между тем, согласно требованиям Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», оперативное мероприятие должно осуществляться для решения задач, определенных в ст. 2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных соответственно статьями 7 и 8 указанного Федерального закона.

В соответствии со ст. 5 вышеназванного закона должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Результатыоперативно-розыскногомероприятиямогутиспользоватьсяв доказы­вании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или судув соответствиис требованиямизакона и свидетельствуюто на­личии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотроп­ные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотроп­ные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Таким образом, суд правильно оценил указанные обстоятельства, имеющие существенное значение, и пришел к обоснованным выводам о том, что М. был спровоцирован сотрудниками полиции на приобретение и передачу наркотического средства П. Ставить под сомнение объективность такой оценки у Судебной коллегии не имеется оснований, в том числе с учетом положений ст. 14 УПК РФ, требования которой судом первой инстанции в полной мере соблюдены. Приговор Зеленоградского районного суда г. Москвы от 15 июня 2020 г. в отношении М. оставлен без изменения.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 10.09.2020 г. по делу № 10-14388/20.

По приговору Промышленного районного суда г. Смоленска от 22 ноября 2019 года Л. осужден к лишению свободы: по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — к 4 годам, по ч. 1 ст. 228 УК РФ — к 1 году. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Л. назначено 4 года 6 месяцев лишения свободы. На основании ст. 73 УК РФ назначенное осужденному наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 5 лет.

Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Смоленского областного суда от 21 января 2020 года приговор в отношении Л. изменен. Из приговора исключено указание о применении положений ст. 73 УК РФ. Наказание осужденному назначено с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы: по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — 3 года 6 месяцев, по ч. 1 ст. 228 УК РФ — 9 месяцев. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Л. назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 14 июля 2020 года апелляционное определение в отношении Л. оставлено без изменения.

Согласно ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Судебная коллегия находит, что по данному делу судами апелляционной и кассационной инстанций допущены нарушения, подпадающие под вышеуказанные критерии. Как следует из материалов дела, судом первой инстанции Л. назначено окончательно наказание на основании ст. 73 УК РФ в виде лишения свободы на 4 года 6 месяцев условно с испытательным сроком в 5 лет. Суд апелляционной инстанции, пересматривая приговор по апелляционному представлению прокурора, исключил применение ст. 73 УК РФ. При этом суд апелляционной инстанции сослался на общественную опасность и тяжесть совершенных Л. преступлений, а также на данные о личности виновного и пришел к выводу о том, что назначенное осужденному наказание является несправедливым и чрезмерно мягким.

В соответствии с требованиями ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ суд апелляционной инстанции может принять решение, ухудшающее положение осужденного по отношению к приговору суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей. При этом суд не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления. В силу п. 7 ч. 3, ч. 4 ст. 389.28 УК РФ суд обязан указать в апелляционном определении основания полной или частичной отмены или изменения обжалованного судебного решения, а также указать мотивы данного решения.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами апелляционного представления прокурора о том, что судом первой инстанции назначенное осужденному наказание с применением ст. 73 УК РФ является несправедливым и чрезмерно мягким, мотивировал свой вывод тем, что суд первой инстанции не в полной мере учел характер и степень общественной опасности преступления, совершенного Л., обстоятельства совершения Л. преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, а именно: совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, количество сделанных закладок, что, по мнению суда апелляционной инстанции, в совокупности с данными о личности Л. — совершение преступления в совершеннолетнем возрасте, воспитание в полной семье, обучение в высшем учебном заведении, а также отсутствие каких-либо психических расстройств — свидетельствует о повышенной опасности совершенного осужденным преступления.

Вместе с тем, приводя указанные мотивы отмены условного осуждения, суд апелляционной инстанции не принял во внимание, что по смыслу ст. 73 УК РФ суд, постановляя обвинительный приговор, назначив осужденному конкретный вид и размер наказания и придя к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания назначенного наказания, постановляет считать его условным, то есть без реального отбывания наказания при условии выполнения осужденным определенных требований. То есть решающее значение для применения условного осуждения по смыслу закона является вывод суда о том, что осужденный не представляет общественной опасности и может исправиться без реального лишения свободы.

Как усматривается из материалов дела, при решении вопроса о назначении Л. наказания, не связанного с реальным лишением свободы, суд учел характер и степень общественной опасности совершенных Л. преступлений, личность виновного, который ранее не судим, является студентом, исключительно положительно характеризуется, имеет ряд благодарностей и грамот из мест обучения, а также наличие смягчающих обстоятельств — признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной и активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, в том числе сообщение правоохранительным органам ранее им неизвестной информации о месте закладок и источнике их приобретения, молодой возраст, совершение действий, направленных на заглаживание вреда в результате преступления, выразившихся в публикации открытого письма в газете «Смоленские новости», наличие хронических заболеваний и отсутствие отягчающих обстоятельств, а также его длительное содержание в следственном изоляторе.

Кроме того, учитывая совокупность смягчающих обстоятельств, положительные характеристики, уровень психического развития Л. и влияние на него старших по возрасту лиц, суд пришел к выводу о применении в отношении Л. положений ст. 96 УК РФ.

Таким образом, судом при принятии решения о применении в отношении Л. положений ст. 73 УК РФ были учтены все обстоятельства, влияющие на выводы о том, что исправление осужденного возможно без реального лишения свободы, в том числе были учтены: характер и степень общественной опасности содеянного Л., данные о его личности, совокупность обстоятельств, смягчающих наказание, а также совокупность иных данных, влияющих на назначение наказания.

Каких-либо других обстоятельств, влияющих на наказание, которые не были учтены судом первой инстанции, в апелляционном определении суда не приведено. Не указаны они и в апелляционном представлении прокурора. Более того, в качестве оснований усиления наказания Л. суд апелляционной инстанции сослался на распределение ролей при совершении преступления, а также на количество сделанных закладок. Между тем эти обстоятельства предусмотрены диспозицией преступления, за совершение которого осужден Л. (ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ), и вменены осужденному в качестве квалифицирующих признаков — группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере.

Также суд апелляционной инстанции, сославшись в определении на то, что установленная судом первой инстанции совокупность смягчающих наказание обстоятельств является исключительной, существенно уменьшающей степень общественной опасности преступления, тем не менее пришел к выводу о том, что именно характер и степень общественной опасности содеянного Л. не позволяет назначить осужденному наказание без изоляции от общества. Что же касается ссылки суда апелляционной инстанции на данные о личности Л., которые свидетельствуют, как указано в судебном решении, о том, что осужденный не мог не понимать повышенную общественную опасность совершаемых им действий и наступление в результате их совершения вредных последствий, то суд апелляционной инстанции не учел, что одним из оснований для применения в отношении осужденного условного осуждения явилось отсутствие вредных последствий.

Таким образом, суд апелляционной инстанции в нарушение требований ст. 389.28 УПК РФ, исключив указание на применение в отношении Л. положений ст. 73 УК РФ и усилив тем самым осужденному наказание, не привел мотивы в обоснование своих выводов.

Суд кассационной инстанции, рассмотрев кассационные жалобы стороны защиты, данные нарушения уголовно-процессуального закона судом апелляционной инстанции оставил без внимания. При таких обстоятельствах апелляционное определение Смоленского областного суда и кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции подлежат отмене, а дело — передаче на новое судебное разбирательство.

Принимая во внимание, что Л. осужден за совершение особо тяжкого преступления, в целях рассмотрения уголовного дела в суде в разумные сроки Судебная коллегия, руководствуясь требованиями статьи 255 УПК РФ, избирает в отношении осужденного меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Апелляционное определение Смоленского областного суда от 21 января 2020 года и кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 14 июля 2020 года в отношении Л. отменены и дело передано на новое апелляционное разбирательство в тот же суд, но иным составом суда. В отношении Л. избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Из-под стражи Л. освобожден.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13.01.2021 г. по делу № 36-УД20-8-К2.