Архивы статья - https://advokat-kolosov.ru

Адвокат Антон Колосов объяснил, почему подверг критике заключение судебной психолого-лингвистической экспертизы по делу канских подростков-анархистов

«Спасайте своих детей, уезжайте из страны». Российский суд увидел террористов в 16-летних подростках

Трое молодых анархистов из Канска признаны виновными в обучении терроризму, один из них получил 5 лет колонии
Свои эксперименты подростки снимали на видео. Фото: архив

«Единая Россия» и ждуны в ФСБ

— Я не террорист, я не виновен. Я просто хотел бы доучиться, получить образование и уехать куда-нибудь далеко отсюда, чтобы никого из спецслужб не нервировать и самому не нервничать. Прошу суд дать мне это сделать.

Так заканчивается последнее слово 16-летнего подростка Никиты У. из города Канск Красноярского края. Два года назад, когда ему было всего 14, парень стал фигурантом уголовного дела. Да еще по какой статье – «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности» (205.3 УК). Максимальное наказание – 10 лет колонии для несовершеннолетних (для взрослых – пожизненное). Такой же срок грозил двум его друзьям – Денису М. и Богдану А. По мнению спецслужб, подростки* хотели взорвать здание ФСБ – то есть, готовили теракт, будучи еще совсем детьми.

Эта история берет свое начало в июне 2020 года. Тогда в Канске неизвестные начали расклеивать листовки в поддержку аспиранта МГУ Азата Мифтахова, который сидит в тюрьме за нападение на офис «Единой России». Один из манифестов с требованием свободы анархисту был оставлен на здании местного управления ФСБ. Его авторы попали на камеры наблюдения и вскоре были задержаны.

— Я даже не знал и не думал о том, что поклеенные листовки приведут к таким невероятным последствиям, – скажет позднее в суде Никита. 

В домах подростков были проведены обыски. 9 июня 2020 года Следственный комитет обнародовал кадры оперативных мероприятий – на видео были сняты некие таблетки, порошки и емкости. По данным СК, это были компоненты взрывчатых веществ. Ведомство также сообщило о задержании трех подростков, подозреваемых в обучении терроризму. В спецслужбах парней назвали «сторонниками анархистских взглядов».

«В период с октября 2019-го по июнь 2020 года, подозреваемые проходили совместное обучение путем чтения запрещенной литературы и просмотра видеофильмов по изготовлению взрывчатых веществ и взрывных устройств, а также отрабатывали навыки на практике в заброшенном доме, на пустырях и стройках», – отметили в СК. То есть, силовики далеко не сразу задержали подростков, а следили за ними несколько месяцев.

Есть и еще одна деталь. Октябрь 2019-го – месяц своеобразный, именно тогда всем троим уже исполнилось по 14 лет. С этого возраста наступает уголовная ответственность по террористической статье.

Свои эксперименты подростки снимали на видео. Фото: СК по Красноярскому краю

Школьники-террористы

— Как такое могло случиться – я не пойму. Как будто это все не с нами, – вздыхает** мама главного фигуранта дела – Анна Уварова. 

Известие о задержании сына застало ее в субботу, во время генеральной уборки. Следователь сказал по телефону – Никита задержан за листовки, но ему, мол, ничего серьезного не грозит. Через несколько часов ситуация резко изменилась. В квартиру Уваровых пришли оперативники, один из них попросил включить компьютер и ввести пароль. Следователи прочитали переписку и заявили – Никита вместе с друзьями подозреваются по статьям о терроризме и изготовлении взрывчатых веществ. 

На момент задержания все трое едва закончили 8-й класс школы № 21 города Канск. Подростки активно интересовались наукой, говорит адвокат Антон Колосов, защищающий Богдана Андреева.

— Они не хотели никого взрывать. Ребята признали, что они действительно химичили, ходили в магазин и покупали все необходимые элементы. Но ведь многие подростки увлекаются подобным. А эти ребята еще и любят науку. Например, мой подзащитный — химик, олимпиадник, его портрет висел на стенде в школе. Кстати, химичил он дома, под присмотром девушки и мамы, которая работает в исправительной колонии. А эксперименты проводили в заброшенных местах, —

отмечает Колосов.

Свои навыки парни отрабатывали на пустыре и в заброшенном здании. 

Никита с самого начала отвергал все обвинения, другие подростки дали признательные показания, но потом отказались от них. Точное время совершения преступлений, в которых обвиняют подростков, следователи так и не установили. Никита был назван организатором террористической ячейки и отправлен под стражу. Остальные отделались домашним арестом.

Заброшенное здание в Канске, где подростки проводили свои эксперименты. Фото: «7-й канал»

Внук мэра и взрыв в «Майнкрафте»

«Канское дело» сразу стало обрастать странными деталями. На следующий день после задержания в сообщество «ЧП Канск» во «ВКонтакте» неизвестные слили несколько фотографий с места задержания подростков анархистов, очевидно, сделанных силовиками. Мы посмотрели эти снимки. На одном – отвертки и плоскогубцы, на другом – агитационные листовки (в том числе, про 17-летнего студента Михаила Жлобицкого, подорвавшего себя в архангельском УФСБ 31 октября 2018 года, со словом «Помним»). Также оперативники сняли компьютерные мониторы с открытыми вкладками. Подростки якобы гуглили статью 205.2 УК – публичные призывы к терроризму.

Есть и другая порция снимков – например, фото переписки в Telegram и «ВКонтакте», где у анархистов были свои чаты. Гаджеты молодых людей были изъяты после задержания – по словам родственников, незаконно и без присутствия адвокатов. На одном скриншоте – объявление о продаже «ящика с пистолетами Макарова», на другом – видео о том, как делать таймер для самодельного взрывного устройства из будильника. Есть и переписка подростков.

— Добро пожаловать в нашу террористическую организацию, – пишет некий Иван.

— Теперь ФСБ могут знать о нашей квартире, – замечает Никита. 

При этом, ни в одной из этих переписок участники не говорят о своих планах взорвать какой-то конкретный объект. 

Изначально СМИ сообщали, что подростки были задержаны якобы за планы взорвать здание ФСБ в компьютерной игре Minecraft. Однако, на деле ситуация обстоит немного по-другому, сообщили «Собеседнику» два источника, знакомые с материалами дела.

— Слухи пошли на основании реальной переписки в Minecraft, но она не имеет никакого отношения к окончательному обвинительному заключению и там говорится про другое силовое ведомство. Во время игры один из молодых людей написал: «Давайте взорвем МВД. Я шуткую ессна :)))))», – процитировал материалы дела один из наших собеседников. По его словам, смайликов было 13. 

Эксперты исследовали эту переписку и пришли к выводу, что подростки действительно хотели взорвать здание министерства внутренних дел. Но к исследованию есть много претензий.

— Психолого-лингвистическую судэкспертизу проводили двое специалистов союза «Контекст». Эта организация часто делает исследования по делам ФСБ и каждый раз — не в пользу обвиняемых, —

говорит Антон Колосов, адвокат Богдана Андреева

Кроме того, в переписке участвовал еще один подросток – внук бывшего мэра Канска Надежды Качан. Она выступила на красноярском «7 канале» (лицо женщины при этом было заблюрено), где заявила о том, что ребята «абсолютно понимали, что делают» и «готовились к серьёзным действиям». Ее внуку в итоге не было предъявлено никаких обвинений. Пятый – тот самый Иван. Его даже допросили, после чего отпустили. Признанный иноагентом и ликвидированный позднее «Мемориал» признал всех политзаключенными, да что с того…

Скриншот из чата подростков. Фото: ЧП «Канск»

Ни шанса на оправдание

Судьба всех обвиняемых по «канскому делу» была в некотором роде предопределена. Обвиняемым в терроризме в России не положен суд присяжных. Парней судил военный трибунал под председательством судьи Дмитрия Пунтусова. «Собеседник» изучил статистику приговоров с его участием за последние пять лет. Итог – вполне предсказуем. С 2016 года коллегия судей во главе с Пунтусовым не вынесла ни одного (!) оправдательного вердикта. 

Суд над 16-летними подростками проходил в закрытом режиме. Их адвокаты просили допустить СМИ на процесс, но им в этом было отказано. Впрочем, как рассказывают участники процесса, тройка судей ко всем сторонам относилась уважительно, не выказывая особых пристрастий. 

— К суду и к процессу особых претензий нет, коллегия рассматривала дело с достоинством. Судьи не опускались до каких-то нехороших вещей, не ущемляли сторону защиты, давали нам высказываться, что вообще-то бывает нечасто, – за день до приговора сказал «Собеседнику» адвокат Владимир Васин, защищающий Никиту У. 

Но на положительный исход, похоже, мало кто рассчитывал. Сам Уваров в последнем слове попросил об оправдании, но все-таки собрал сумку с вещами первой необходимости. Обвинение просило для него аж 9 лет. Суд дал меньше. 16-летнего парня приговорили к 5 годам колонии и штрафу в 30 тыс. рублей. И взяли под стражу в зале суда. Если приговор вступит в силу, то сначала он отправится в детскую колонию, а потом – во взрослую. Не окончив школу и не поступив в универ. 

Двух друзей Уварова суд освободил от уголовной ответственности по «террористической» статье 205.3 УК РФ, поскольку они оказали содействие следствию. Но за изготовление взрывчатых устройств парни получили по три года условно.

— Я кричала, что [приговор] – это позор. Одним словом, – прокомментировала итоги суда Анна Уварова.

Адвокаты сообщили, что приговор будет обжалован. Возможно, защита обратится и в Европейский суд по правам человека. В пабликах, посвященными «канскому делу», теперь пишут: «Уезжайте из России», «спасайте своих детей».

*Еще до вынесения приговора Росфинмониторинг внес трех подростков в список террористов и экстремистов.

**Издание The Insider признано иностранным агентом. Мы указываем это по требованию властей

Адвокат Антон Колосов убедил суд, что его подзащитного Богдана Андреева необходимо освободить от уголовной ответственности по ст. 205.3 УК РФ за прохождение обучения в целях совершения террористической деятельности

«Враждебное отношение к В. Путину». Одного из канских подростков отправили в тюрьму на 5 лет

В четверг, 10 февраля, Восточный окружной военный суд огласил приговор троим подросткам из Канска, которых обвиняли в обучении террористической деятельности. Двое обвиняемых получили условные сроки с возможностью через два года поступить в вуз, а 16-летний Никита Уваров, который отказался сотрудничать со следствием, – пять лет в воспитательной колонии. Уваров не признал вину и пожаловался на физическое насилие со стороны оперативников. Обвинение против него строилось на показаниях товарищей и свидетеля, который ранее получил условное наказание.

«Никита, не становись на колени»

– Давай, держись. Ты далеко не дурак, умнее нас всех по некоторым моментам. Извини, что не смог тебя освободить. Но я сделал все, что умел, – адвокат Владимир Васин по телефону прощается с 16-летним Никитой Уваровым, которого называют «самым молодым террористом России».

– Никита, никогда на колени не перед кем не становись, и тогда тебя уважать будут! – кричит кто-то из собравшихся, когда приставы уводят Уварова в автозак.

Дело подростков из Канска известно общественности как «дело „Майнкрафт“»: восьмиклассников 21-й канской школы преследовали за то, что в компьютерной игре они хотели построить и взорвать здание «ФСБ». На самом деле это лишь один из эпизодов. Никиту Уварова и двух его товарищей задержали летом 2020-го, когда они расклеивали листовки в поддержку аспиранта МГУ Азата Мифтахова, приговоренного к шести годам колонии по делу о поджоге офиса «Единой России».

Одну из листовок подростки наклеили на здание городского управления ФСБ в Канске. После задержания силовики отняли у школьников телефоны и получили доступ к их переписке (как полагает сторона защиты, это было сделано незаконно). В телефонах были найдены несколько чатов, где подростки цитировали, например, Курта Кобейна, Петра Кропоткина, Егора Летова или такие фразы, как: «Мы против государства. Оно нам не нужно. Как и деньги». Встречались цитаты из книг, признанных в России экстремистскими. Также Никита Уваров, как показала экспертиза, размещал материалы, в которых «внушается неуверенность в будущем и ценность восстания, представления об отупляющем труде, враждебное отношение к президенту РФ В. В. Путину».

Были действия и в офлайне: парни взрывали пиротехнику в безлюдных местах, но, как утверждали позже они сами, это делалось исключительно ради развлечения. При обысках у школьников нашли химикаты, которые можно купить в аптеке, но не обнаружили самих взрывных устройств.

Всех троих обвинили в прохождении «обучения в целях террористической деятельности», а также в изготовлении, хранении и ношении взрывных устройств. Также было открыто дело об «Участии в террористическом сообществе», но его закрыли до суда за отсутствием состава преступления.

По версии следствия, Никита Уваров придерживался идеологии анархизма и запланировал террористический акт в Канске, для чего попросил помощи у двоих своих друзей. Они якобы согласились, а потом все вместе для тренировки изготовили два «коктейля Молотова» и четыре «самодельных взрывных устройства осколочно-фугасного действия с огневым способом инициирования взрыва».

Никита собирается объявить голодовку

Главными доказательствами по делу стали показания товарищей Уварова – Богдана А. и Дениса М., которые написали явки с повинной в первые часы после задержания. Кроме того, следствие строилось на показаниях свидетеля по имени Артем, который живет в Барнауле, сейчас ему уже 18 лет.

Он также состоял в чате с подростками, а в декабре 2021-го получил условный срок за недонесение о преступлении, хотя сам факт преступления еще не был тогда доказан – приговор вынесен лишь 10 февраля. Артем написал в показаниях, что Никита в личной переписке с ним выразил «желание взорвать здание ФСБ», но в ходе суда уточнил, что это его личный вывод на основании переписки с Уваровым. Также в чате с подростками состоял внук бывшего мэра Канска Надежды Качан, который выступал на суде свидетелем.

– Сын голодовку объявит, на суде мне сказал, – говорит мама Никиты Анна Уварова. – Помочь-то уже не поможет, но он так сказал… Сказал, не носи мне продукты, я объявляю голодовку. Приговор воспринял спокойно… Я его обняла, стоял, слушал. Надеюсь, отбывать будет в Канске. Есть колония здесь. Раз он остался один (в деле), то, надеюсь, здесь оставят. Если бы их троих осудили, то, конечно, раскидали бы по разным. Я, разумеется, не хотела бы, чтобы кто-то сидел, и они – в том числе, но это несправедливо. Тогда уже надо было всем смягчать. Они могли всем дать условно.

Прокуратура попросила 9 лет колонии для Никиты Уварова, по шесть лет – для двух других подсудимых. Никите Уварову дали пять лет лишения свободы в воспитательной колонии. Против Богдана А. и Дениса М. уголовное преследование за терроризм прекратили, они получили четыре и три года условно. Уваров не признал вину, пробыв в СИЗО 11 месяцев. Этот срок вычтут из основного. После оглашения приговора его взяли под стражу в зале суда.

– Я волнуюсь, переживаю, не знаю, чего ожидать, – рассказал Никита журналистам в день суда до приговора. – Большая вероятность, что будет реальный срок, и поэтому я готов к нему. Я отрицаю то, что мы готовили теракты, и отрицаю некоторые доказательства, которые приводит следствие. Мы поддерживали анархистов, антифашистов и вообще политзаключенных, которые есть у нас в стране. Да, по своим убеждениям я явлюсь анархистом. Это правда. Если бы можно было отмотать назад время, мы бы не занимались тогда такими вещами, которые могут скомпрометировать – пиротехникой, не снимали бы это на видео. Слишком резко бы не высказывались. Но все равно я бы не отказался от своей активистской деятельности. Зачем занимались пиротехникой? Для развлечения. У Богдана уже были знания в этой области, мне тоже это было интересно. Мне вообще химия нравилась с самого детства, в плане экспериментов разных эффектных.

– Нам угрожали, если мы не признаемся, тюрьмой и большими сроками. Также лично ко мне применяли физическое насилие. Один раз в машине мне дали подзатыльник, потому что сотруднику не понравилось, что я назвал средства пиротехникой, а не самодельными взрывчатыми веществами, как он хотел услышать. Еще один из сотрудников сжимал мне горло, когда я не говорил имя и фамилию. Они нас буквально похитили. Никак не представлялись, просто нас взяли, обыскали, в машину затолкали и увезли, – сказал Уваров.

«Смогут даже поступать в вуз»

По словам Антона Колосова, который защищал в суде Богдана А., адвокаты надеялись на прекращение преследования в отношении двоих подростков еще на стадии предварительного расследования, однако дело все равно дошло до суда.

– Парней полностью освободили от уголовной ответственности на основании примечания к статье 205.3, потому что они изначально активно способствовали расследованию и раскрытию преступления. Я на это обращал внимание еще на стадии прений сторон, то есть в конце судебного разбирательства, но органы предварительного расследования не прекратили дело, хотя обязаны были еще на той стадии.

Мы, конечно, просили суд парней полностью оправдать за незаконное изготовление, но тут главное было, чтобы ребят не посадили, чтобы они остались на свободе. Потому что им скоро поступать, и суд да два года испытательный срок – именно тот срок, чтобы они доказали, что встали на пусть исправления, и поступили в вуз. Судьбу им ломать не стали, суд поступил очень справедливо, – рассказал Колосов.

Товарищи Никиты Уварова также жаловались на неправомерные действия сотрудников ФСБ, которые задержали подростков и начали следственные действия до прибытия адвокатов и законных представителей.

– Мы подумаем, обжаловать приговор или нет, – говорит Колосов. – У нас есть 10 дней на это. Я думаю, прокурор будет обязательно обжаловать, и чтобы не получилось так, что в апелляционном военном суде только доводы прокурора звучали, мы тоже подадим апелляционную жалобу. Но это не 100% точно, потому что все зависит от желания клиента. Но оттого, что преследования по терроризму прекратили, нарушения, которые были, никуда не делись. Одно из основных нарушений заключалось в том, что у них начали брать явку с повинной без адвоката, очень долго допрашивали, держали несколько часов подряд до самой ночи. Это недопустимо.

В необходимости обжаловать приговор не уверена и защита второго школьника, которому удалось избежать тюремного срока. Пока им нужно прочитать мотивировочную часть приговора, текст которого занимает около 100 страниц.

– Мы также просили суд закрыть дело об изготовлении взрывных веществ, – говорит адвокат Дениса М. Владимир Ильков. – На тот момент ребятам только исполнилось по 14 лет, они просто не отдавали себе отчет, что имеют дело с взрывчатыми веществами. Для них это были игры, они делали бомбочки, петарды. Они их сами так называли, они не говорили: “Пойдем сделаем взрывчатку”. Они говорили: “Пойдем петарды жечь или бомбочки”. Они не ставили целью использовать все это в каких-то террористических целях. Нужно было взорвать красиво, снять на видео, выложить в сеть, получить лайки.

«Они интересовались обстановкой, в отличие от нас»

Мама Никиты Анна Уварова рассказала Сибирь.Реалии, что собирается подать апелляцию в пятницу, 11 февраля. В ближайшие дни она навестит сына в местном СИЗО.

Перед тем, как его увели, мы сидели довольно долго постановление ждали, пока секретарь принесет. Прошло минут 30–40, наверное. Он пристегнутый был, в наручниках… Рядом конвой. Но мы разговаривали, мне люди писали на телефон, я им отвечала. Ему передавали слова поддержки, я ему дала даже телефон в руки, чтобы он сам ответил. Слава богу, хоть не запрещали… Писали много! И незнакомые люди писали, поддержали его прямо хорошо. Я ему говорю, держись. Люди за тебя, переживают и поддерживают. Надо достойно держаться. Мне он на прощание ничего не сказал. Молчал. Больше я говорила: сын, держись, все не зря.

– У Никиты есть двоюродный брат, младше его на год. Как он отреагировал на все произошедшее?

Он собрал мальчишек на суд. Их возраста парней, человек 10, наверное. Радует, что пришла молодежь, не побоялись! И его друзья писали в сетях накануне, мол, правда, что ли, посадят сегодня? Я отвечала: «Надеемся, нет». Может, зря, но я его готовила к оправдательному приговору. И он шел в хорошем настроении на суд. Шел с оптимизмом.

– Вы вините остальных парней за то, что они дали явки с повинной?

Я столько раз себя настраивала всех простить, но чего греха таить: я считаю приговор несправедливым. Должны были оправдать всех, а получилось просто ужасно. Пока мы сидели в суде 40 минут, у них была возможность зайти. А они сидели там в коридоре, ноги вытянули, в телефонах… Я бы умоляла, просила прощения в такой ситуации. Сроков я никому не желала. Но обида есть.

– На суде вы сказали, такой приговор – позор. Что вы имели в виду?

Потому что посадили ребенка, и главное, невиновного ребенка. И все знают это.

– Не жалеете, что изначально выбрали тактику не признавать вину?

Конечно, не жалею. Такого дела вообще не должно было быть. Мы сделали все правильно. Держали позицию, что нужно выражать свое мнение, что бы ни происходило. Они же всего лишь хотели поддержать политзаключенных. Они просто видели обстановку в стране и интересовались ей, в отличие от нас, взрослых. И потом сказать, что я ничего не признаю, я был не прав? Нет уж. Мы считаем, что все было не зря. Взрывать ничего не хотели, и я считаю, мы это доказали, несмотря на приговор суда. Просить у суда пощады и отказываться, чтобы просто скостили срок? Нет, Никита не такой.

Адвокат Антон Колосов с помощью полиграфа подтвердил, что у Богдана Андреева отсутствуют реакции, свидетельствующие о намерении совершить террористический акт

Пять лет колонии и 30 тыс. рублей штрафа Никите Уварову. Двух его друзей от уголовной ответственности по террористической статье (205.3) освободили, но дали условно три и четыре года за изготовление, хранение и ношение взрывчатых веществ (с испытательным сроком два года). Уваров взят под стражу в зале суда. У одного не самого плохого парня отобрали будущее.

Да, это пока не про смерть, но такие сроки в российских лагерях где-то с ней рядом. Причем начинать сидеть ему — в детской колонии: вот где ад. Наложение замкнутого периметра на отрочество с его незамутненной животностью и неприятием основ цивилизации — когда малолетки-оторвы в стаде.

Крокодил не гоняется за бабочками, орел не ловит мух, и

это казалось невозможным: судить детей — военным трибуналом. Административку и профилактическую работу заменить таким убойным сроком.

Объяснять физиологию (то есть присущие всему отрочеству пробы и поиски себя) — уголовщиной и политикой. Держать в СИЗО исключительно домашнего, книжного 14-летнего парня за его «намерения», ничем не подтверждаемые, кроме даже не трепа — пары фраз, брошенных в соцсетях.

Держать его в одной камере с теми, кто убивал людей. Перебор, неправда в абсолюте, несоразмерность, из пушки по воробьям; трибуналы не занимаются пустяками, и уж тем более детскими пустяками. И уж тем более на фоне продолжающейся «гуманизации уголовного законодательства», о которой председатель Верховного суда рассказывал 9 февраля президенту: 10 лет назад в стране было 39 тыс. осужденных несовершеннолетних, сейчас 15 тыс., за последний год судами прекращены уголовные дела в отношении 37% подростков.

Вот и в Канске за неуважение к суду тому следовало выпустить пару язвительных определений в адрес ФСБ и СК, а недорослей направить на очистку городских стен от рекламных объявлений.

С них тройка судей спрашивала так, как привыкла спрашивать со взрослых в погонах, дававших присягу, ища и требуя логичности, рациональности, понимания слов и доводов, ответственности за сказанное/написанное.

Но перед судом стояли растерянные дети. Двое из них подписали явки с повинной, впоследствии от них — отказались. «Вы путаете суд и сами запутались. Или вы не понимаете, где находитесь?»

— это только одна реплика одного из судей в адрес подсудимого (цитирую по личным записям одного участника процесса).

И еще одна цитата, из диалога адвоката со своим подзащитным о деталях явки.

Адвокат Антон Колосов: «На видеозаписи вы куда-то неоднократно опускаете взгляд, куда смотрите?»

Подсудимый А.: «Я смотрю на листок бумаги, следователь мне дала его, чтобы я с него говорил явку с повинной».

К.: «Она распечатала его?»

А.: «Да».

Кстати. По словам Колосова, А. (крепкого хорошиста, увлеченного точными науками, самостоятельно достигавшего высот в химических опытах) проверили на независимом полиграфе. У него отсутствуют реакции, свидетельствующие о том, что он планировал теракт. Но все просьбы о назначении судом психофизиологических экспертиз с использованием полиграфа и с выбором самим судом экспертного учреждения — были отклонены.

А явка осталась не только царицей доказательств, но и мерилом милости государства — друзей Уварова освободили от ответственности потому, что они все предложенное им в первые дни подписали. А Никита — не стал, он отвергал все обвинения в терроризме.

Его мать не стала молчать, начала общаться с журналистами. И в этом нельзя не увидеть иезуитства итогового решения: мол, молчали бы, как другие, подписывали бы — и Никита остался бы сейчас на свободе.

Напомню фабулу: закончивших 8-й класс учеников школы № 21 задержали в июне 2020 года, спустя несколько часов после того, как они расклеили листовки (с фото и именами политзаключенных, надписями «Руки прочь от анархистов», «Государство — главный террорист») в центре Канска. Одну листовку налепили на офис отделения регуправления ФСБ. В телефонах подростков нашли переписку с обсуждением политических и исторических тем, а в квартирах, домах, подсобных помещениях, где они жили/бывали, обнаружили компоненты, из которых школьники делали дымовухи, петарды и «бомбочки», как они сами их называли.

Ну так вот: на новом историческом этапе России всем семьям с детьми требуются уроки ОБЖ. Техника безопасности — чтобы не выпирать за рамки «русского мира» и сберечь таким образом детей. Дворовые игры прошлого с самодельной пиротехникой теперь попадают под тяжелейшие статьи УК. Мощность смесей, обстоятельства и цели их изготовления, потенциальные возможности — все это не важно;

взрывотехнические экспертизы по канскому делу проходили своеобразно — исследовались не сами вещества и «устройства», не их компоненты, не материальное, а только слова подростков в переписках и показаниях.

И, конечно, исследователями и оценщиками выступили сотрудники УФСБ, коим нет оснований не доверять.

И уж если при этом ваши сыновья читают классиков и делятся мыслями о прочитанном с друзьями — это готовый мотив для статьи об экстремизме или терроризме. Эксперты по делу подростков (А. Кипчатова, И. Маланчук), оценивая то обстоятельство, что они что-то друг другу советовали читать, пишут: «Читать — содержит побуждение к прочтению определенного списка литературы. Побуждение выражено отсылкой читать — инфинитив в значении императива». И это — криминал. Читающий подросток подозрителен.

Странно, что пока в Госдуму не внесен законопроект об обязательной лоботомии достигших 12-летнего возраста. Почему 12? Потому что с 13 уже начинают брать — есть пример в Ачинске, другом красноярском городе. А просто так у нас не берут никого. Или нужен запрет на книги, на всю эту рухлядь и крамолу, но государство на это пока не идет — ему нужен фронт работ, те, кого можно ловить, и то, за что ловить.

И еще несколько важных правил. Признанные экстремистскими, внесенные в списки запрещенные книги, сообщества, рецепты в Сети находятся легко. Прогресс с его интернетом подложил свинью детям: у них все — под рукой, в два клика. И в нем можно трепаться обо всем, и все фиксируется навсегда. Его не зря называют Сетью — так зачем вашим детям там быть и быть, значит, уловленными? Соцсети, форумы, мессенджеры, игровые чаты — зачем вам туда? Все сделанное онлайн тем более пригодится следствию, если ребенок активен и офлайн.

Далее, исходя из канского дела: обращение в школу за помощью в воспитании детей недопустимо.

Учителя и администрация школ работают сейчас не для вас и ваших детей, а для государства.

Ну и вечно актуальное в России — не верь, не бойся, не проси. Тоже классика, и даже если все книги сожгут, а детей ждет лоботомия, это забывать нельзя.

Если за слова, за детство, бесшабашность — тюрьма, тогда тюрьма будет рождать ненависть и героев. Ну не любовь же к этой власти? Не факт, что Никита вырастет в тюрьме до революционера и философа. Но факт, что прежние революционеры сидели почти поголовно.

Приговор, как заявил «Новой» адвокат Васин, будет обжалован в Апелляционном военном суде (Власиха Московской области). С этого момента исполнение приговора приостанавливается до рассмотрения жалобы по существу, и Уварова не отправят в колонию, пока он будет содержаться в СИЗО-5 Канска.

Адвокат Антон Колосов заявил ходатайство на 55 листах о нарушениях предварительного следствия в отношении своего подзащитного

  • Трех тогда еще 14-летних подростков задержали в Канске летом 2020 года. В отношении них возбудили уголовное дело о прохождении обучения для террористической деятельности (статья 205.3 УК), о незаконном изготовлении взрывных устройств (часть 2 статьи 223.1 УК) и незаконном хранении взрывных устройств (часть 2 статьи 222.1 УК).
  • Уголовное преследование началось после того, как подростки расклеили листовки в поддержку сообщества «Сеть», признанного террористической организацией. Как сообщали СМИ, школьники читали книги анархистов, «хотели сжечь здание ФСБ в “Майнкрафте” и взорвали один коктейль Молотова в реальной заброшке».
  • В релизе суда указывалось, что молодые люди проходили обучение якобы для «совершения на территории Канска террористического акта в отношении правоохранительных органов». По заявлению суда, школьники намеревались «изменить государственное устройство России» и отомстить за осужденных единомышленников.

Никиту после задержания отправили в СИЗО-5 Канска, там он провел 11 месяцев. Уваров рассказывает, что размещали его с подследственными, которых обвиняют в особо тяжких преступлениях — убийствах, изнасилованиях и тд. Потому что одна из его статей тоже особо тяжкая.

«Первый мой сокамерник — кстати, совершеннолетний, — заставлял меня признаться в терроризме, настраивал на то, чтобы я признал вину. Меня от него отсадили только когда я заявил, что он пропагандирует АУЕ (в России эту субкультуру признали «экстремистской организацией» — прим.ред.). Второй был мой ровесник, тоже 14 лет, сидел из-за тяжких телесных, повлекших смерть. У него были явные проблемы с агрессией, да и вырос он в такой среде пацанской, криминальной, и сам такой же был. В конце он меня достал, и я последний месяц уже попросился сидеть один».

По словам Уварова, в СИЗО у него сильно ухудшилось здоровье — начались проблемы со зрением, нервами, появился лишний вес и сильная утомляемость. После изолятора Никита восстанавливал здоровье, учился и нашел новых друзей.

Никита Уваров. Фото предоставлены Анной Уваровой.

С двумя своими друзьями, с которыми Никита проходит по делу, он общаться не может — запрещено. «Но когда мы вместе встречаемся где-то на судах, то мы можем о чем-то поговорить, перекинуться фразами, пошутить как-то», — рассказывает Уваров.

Подросток признался, что надеется на оправдательный приговор или, по крайней мере, отмену самой тяжелой из статей — по мнению Никиты, в досудебном следствии было много ошибок.

  • В своем последнем слове на суде Никита описывал ход следствия — речь Уварова можно прочитать здесь.

Мать Никиты Анна Уварова в разговоре с «ПМ» также указала на многочисленные ошибки следствия и отметила, что суд принял их во внимание. «Есть надежда на справедливость. Следствие не думало, что мы детям как-то попытаемся помогать. Мне еще после задержания сына говорили, мол, где на адвокатов-то деньги возьмешь? Думали, не вступится никто. Там ошибка на ошибке, дружат все, общаются, педагоги-психологи расписываются где надо. Может быть, суду мы глаза открыли, это единственная надежда. Судьи — профессионалы, вели себя порядочно, это дает надежду, что будет справедливое решение».

По словам Анны, ничего, кроме явок с повинной, не указывает на причастность Никиты и его друзей к преступлению по террористической статье. Уварова говорит, что сама разбиралась в материалах суда и искала информацию. «Они (силовики — прим. ред.) меня сделали такой — интересуюсь политикой, переживаю за людей, попавших в такие ситуации, выражаю солидарность свою. Все не зря, наверное, было. Надо глаза открывать, хватит в розовых очках ходить».

Адвокат Антон Колосов, который защищает другого подростка, говорит, что надежда на небольшие сроки или оправдание есть. Как говорит адвокат, он заявил ходатайство на 55 листах о нарушениях предварительного следствия в отношении своего подзащитного. Если суд признает нарушения, то подростков оправдают по террористической статье.

  • Канские подростки внесены в список террористов и экстремистов Росфинмониторинга.

Адвокат Антон Колосов подтвердил, что прокуратура запросила от 6,5 до 9 лет лишения свободы для канских подростков, обвиняемых в подготовке взрыва здания ФСБ

Прокуратура запросила от шести с половиной до девяти лет лишения свободы для канских подростков, обвиняемых в подготовке взрыва здания ФСБ. Это NGS24.RU подтвердил Антон Колосов, один из адвокатов школьников.

Девять лет ведомство просит дать Никите Уварову, двум его друзьям (их имена запрещено разглашать) — шесть с половиной лет и шесть лет и пять месяцев. Кроме того, на всех троих предлагается наложить штраф по 50 тысяч рублей.

Двоих канских подростков задержали в 2020 году, когда они расклеивали на здании ФСБ листовку в поддержку аспиранта МГУ Азата Мифтахова (его обвиняли в нападении на офис «Единой России»). Позднее задержали их друга. В телефонах троих детей нашли видео, где они бросали коктейли Молотова в стену, а также переписку, где обсуждали, как хотели взорвать здание ФСБ в игре Minecraft.

Впрочем, версия о Minecraft разошлась в СМИ после публикации Следственного комитета, говорит NGS24.RU источник, близкий к защитникам детей, однако в реальности игра никак не фигурировала в деле. Ранее то же самое говорил редакции источник, близкий к силовым ведомствам.

В отношении школьников было возбуждено несколько уголовных дел о терроризме. В марте 2021 года было закрыто самое серьезное из них — об участии в террористическом сообществе. Следователи не нашли состава преступления. Однако в силе остается обвинение о прохождении обучения в целях осуществления террористической деятельности (статья 205.3 УК). По ней сейчас и судят канских подростков.

Дело подростков рассматривает 1-й Восточный окружной военный суд Хабаровска на выездном заседании в Канске, отмечает «Новая газета». Процесс проходит в закрытом режиме. Никита Уваров отвергал все обвинения, другие фигуранты сначала дали признательные показания, потом отказались от них.

NGS24.RU подробно рассказывал о начале этой истории в ноябре 2020 года.

Адвокат разъяснил, почему «живой Христос» не оскорбляет чувств верующих

В эту Пасху, 2 мая, по улицам Красноярска прошелся Иисус — такой необычный перформанс придумала красноярская художница Мария Гасанова. Роль Христа исполнил красноярец Евгений Осипов: он в белых одеждах вышел к воде и даже смог пообщаться со случайными прохожими, которые в ответ подарили ему покрашенные яйца, Пасха все-таки. Правда, уже в тот же вечер красноярский журналист Даниил Рад (Рубинович) написал на автора и участника перформанса заявление в полицию. Он заверил, что произошедшее оскорбило его чувства как верующего. История моментально оказалась на страницах федеральных СМИ. Что об этом думают представители духовенства, юристы и другие фигуранты аналогичных, дел выясняла корреспондентка NGS24.RU Саша Симутина.

Красноярская художница Мария Гасанова достаточно известна своим стилем работы — публикации о ней выходили во многих международных СМИ. Еще в 2015 году она придумала своей особый стиль: рисовать красками поверх человеческого тела и тканей, создавая живые картины. Про Марию писали и американский New York Post, и международное агентство Reuters, и BBC, а во время Универсиады Мария оживила своим особенным способом полотно Василия Сурикова.

Мария Гасанова в образе своей живой картины
Фото: Мария Гасанова

Впервые девушка решила сделать перформанс на публике и выбрала для этого светлый праздник Пасхи.

— Можно сказать, это мое видение праздника в искусстве. Мне нравится этот стиль: нарисованный стиль в городском пейзаже. Показалось, что будет здорово, если часть картины оживет и выйдет на улицы города. Перформанс длился не дольше часа, случайные прохожие реагировали спокойно. Когда я решила сфотографировать модель на фоне вантового моста, на нас обратили внимание бабушки, которые сидели на набережной, — они угостили нас покрашенными яйцами, таким образом поздравив нас с Пасхой, — вспоминает Мария.

Мнение сторон: художницы, актера, заявителя

После перформанса она отправилась в гости к своей маме отмечать Пасху. Сели за стол, и Мария увидела, что на нее и исполнителя роли Христа, оказывается, написали заявление в полицию. Но, похоже, личные оскорбления от Даниила Рада обидели девушку даже сильнее, чем само заявление.

— Я не могу осознать, какая у человека претензия ко мне. Он назвал перформанс скотством, обозвал меня ведьмой — я расстроилась, но думала, что на самом деле это ерунда. Но сейчас мне уже самой интересно, когда мне позвонят из полиции и расскажут, чем же я так оскорбила человека. Если не понравилось исполнение перформанса — это ничего, это же не пятитысячная купюра, чтобы всем нравиться. Но оскорблять публично, писать заявление в полицию — это как-то слишком. Тем более цели оскорбить ни у кого не было. Много произведений искусства, где актеры исполняют роль Иисуса, — недоумевает Мария.

Девушка поделилась, что знакомые предложили ей написать ответное заявление на оскорбление личности, но этим Мария заниматься не собирается.

Мария впервые делала перформанс на улице и не ожидала, что сразу будет такой эффект
Фото: Мария Гасанова

— Христос для меня — это не просто имя, о котором вспоминают раз в год. Я верующий человек, читаю Библию, живу в рамках христианской морали — поэтому и захотел поучаствовать в перформансе. Для меня это ценно, — поясняет Евгений Осипов, исполнитель роли Иисуса, которого ошибочно назвали пастором протестантской церкви.

Свои действия он противоправными не считает, поэтому написанное заявление в полицию его не пугает.

— Бояться надо тем, кто делают противоправные действия. А когда ты никакой за собой вины не чувствуешь — чего бояться? Что касается оскорбления чувств верующих, в каждой конкретной ситуации надо разбираться. Спросить у меня, у автора перформанса: для чего мы это сделали? И от этого уже отталкиваться. Мы не преследовали цели оскорбить кого-то, от нас ничего злого не исходило, мы никого никуда не звали и ни к чему не принуждали. Общались с людьми, которые сами проявляли инициативу, — рассказывает Евгений.

После случившегося Евгению и Марии начали писать многие люди, в том числе и незнакомые. Большинство выражали поддержку, тех, кто осудил, оказалось намного меньше.

Написавший заявление в полицию журналист Даниил Рад утверждает, что его оскорбило именно то, что перформанс был проведен в день православной Пасхи.

Даниил Рад (Рубинович) — журналист и блогер, утверждает, что перформанс Марии его задел
Фото: Даниил Рад / Facebook.com

— Я делал это не ради хайпа. Теперь мне поступают много комментариев: есть и угрозы, и оскорбления, есть и позитивный отклик. Но лучше так, чем вообще никак. В данном случае, насколько я понял, люди никакого отношения к православной церкви не имеют. И меня это задело. Мария сама признавалась, что ее распирает. Ну сделайте вы это с благословения православной церкви — и вопросов не будет, — пояснил Рад в разговоре с NGS24.RU.

Правда, он не уверен, что случившееся задело бы его меньше, увидь он такой перформанс не в день православной Пасхи.

— Я убедился, что всё сделал правильно. Даже негативные комментарии показывают, что у нас никакого уважения к религии не осталось. Возьмите ислам и попробуйте оскорбить пророка Мухаммеда — и посмотрите, что будет с вами, — заключает Даниил.

Мнение священнослужителей

Сегодня с официальным заявлением по поводу случившегося выступил митрополит Красноярский и Ачинский Пантелеимон — и назвал перформанс Марии Гасановой кощунством.

— Устроенный перформанс — это пародия на второе пришествие Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Миллионы верующих людей, христиан, глубоко в сердце своем хранят верность Евангелию и абсолютно доверяют евангельским истинам, в том числе о новом приходе в мир Иисуса Христа в свое время. Данные же люди используют образ Спасителя, продвигая свои греховные мотивы для достижения земной славы, а не для спасения рода человеческого, — возмутился владыка.

Митрополит Пантелеимон (справа) возмущен таким перформансом
Фото: сайт красноярской епархии

При этом какого-то показательного процесса в Красноярской епархии не хотят — более того, у них есть вопросы относительно мотивов и к тому, кто подал это заявление.

— Мне не очень нравится, когда в руках властей появляется специальный приборчик, который замеряет уровень оскорбления чьих-либо чувств. Но с точки зрения культурологии, вы же прекрасно понимаете, что сейчас нужно максимально громко издавать звуки, чтоб тебя заметили.

На мой взгляд, люди рассчитывали на резонанс — они его получили. Это равнозначно тому, как если бы молодой человек в очках и с томиком Пушкина вышел поздно на КрасТЭЦ и надеялся не получить от кого-то в глаз. Я бы очень хотел верить в то, что так люди хотели отрефлексировать свою веру, но, понимая нервозную ситуацию, в которой мы живем, можно было бы заранее предполагать, что реакция будет именно такой. Мне это не интересно ни со знаком плюс, ни со знаком минус, — размышляет красноярский священник Алексей Язев.

Сам Алексей признаётся, что оскорбительным перформанс Марии и Евгения не считает. С Даниилом Радом, написавшим заявление на них, он не знаком, но, просмотрев его страницу, удивился, какую лексику для описания ситуации использует журналист.

— Он там писал, что в Бога верю, но РПЦ не доверяю, но, на мой взгляд, как-то он не те слова подобрал. От его слов пахнуло коммунистическим задором, как в известной фразе «Пастернака не читал, но осуждаю», — предполагает Язев.

Юридическая оценка

Прохожие реагировали на перформанс положительно
Фото: Мария Гасанова

Юрист Московской коллегии адвокатов Антон Колосов никакого правонарушения в действиях автора и исполнителя перформанса не видит. По его словам, определяющим фактором в статье об оскорблении чувств верующих является именно намеренность оскорбить кого-то.

— В статье 148 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за оскорбления чувств верующих, но факт преступления будет тогда, когда будет установлено, что лицо совершало действие в целях оскорбления чувств верующих. Если нет мотива, задачи, то и состава преступления нет. Здесь художница создала художественный образ Иисуса Христа в положительном контексте: он был рядом с рекой, в белой, а не в какой-то дьявольской, черной одежде, что соответствует религиозной традиции, играл его верующий человек.

Также важно понимать, что выстроил композицию профессиональный художник, которая работает в направлении оживления картин. Никакого оскорбления ни с точки зрения того, кто создавал инсталляцию, ни с точки зрения того, кто играл, ни с точки зрения контекста здесь нет, — поясняет Колосов.

По словам юриста, обратиться с заявлением о преступлении — право гражданина, но он полагает, что в данном случае в возбуждении уголовного дела будет отказано. И это даже несмотря на то, что перформанс уже осудил митрополит Пантелеимон: государство у нас всё еще светское.

В полиции NGS24.RU уточнили, что заявление было подано через сайт и теперь они обязаны провести доследственную проверку, в результате которой будет принято решение о возбуждении уголовного дела или отказе от этого.

«Признак нездорового общества и нездоровой власти»

Это не первая в Красноярском крае громкая история с оскорблением чувств верующих, и пока большинство таких случаев заканчивалось в пользу обвиняемых. Выбивается из общего тренда лишь история с красноярским «Будда Баром», в интерьере которого использовалось изображение Будды. В 2016 году заведение оскорбило чувства жительницы Санкт-Петербурга — она написала заявление в прокуратуру. По результатам проверки ведомство постановило изменить название бара, убрать изображения буддийских божеств и выплатить штраф до 30 тысяч рублей. Позже бар закрылся.

В 2017 году прокуратура выявила в «ВКонтакте» изображение пасхального кулича и яиц, «которые расценила как фаллический символ». Пострадавшими по делу выступили иерей Храма архистратига Михаила и чуда его в Хонех и его прихожане. В отношении женщины, разместившей фотографию, было возбуждено административное дело об «умышленном осквернении предметов религиозного почитания». Однако в мае дело было прекращено «в связи с отсутствием в ее действиях состава правонарушения». А позже автор фото отсудила 20 тысяч за ложные обвинения.

Наконец, в том же 2017-м бывший священник написал заявление по 148-й статье на гендиректора ТВК Вадима Вострова за репост картинки на тот момент пятилетней давности. Вострова вызвали на беседу в Следственный комитет, но следствие не нашло состава преступления и в возбуждении уголовного дела отказало.

— Я уже и забыл про ту историю, но она ничем и не кончилась. Просто кто-то написал донос, как и в этом случае. Для меня это показатель ненормальности, в которой находится наше общество и наша страна. Всегда есть люди, которые пишут доносы, и в этом плане у нас плохая историческая ретроспектива, я имею в виду 30-е годы. В этом случае задача власти сделать ситуацию здоровой, чтобы люди, которые пишут доносы, чувствовали себя тем, кем они являются, — больными, неадекватными людьми. А сейчас они определяют мейнстрим и берут на себя право решать, кто и в чём оскорбился. Это признак нездорового общества и нездоровой власти, — уверен Востров.

Адвокат Антон Колосов указал на многочисленные нарушения по делу канских подростков-анархистов, обвиняемых в терроризме

— Подростков 14 лет по закону имеют право допрашивать не более четырех часов в день. А их допрашивали два дня подряд с утра до вечера, к тому же адвокатов не было. Далее следствие провело комплексную психолого-лингвистическую экспертизу, из которой ясно следует, что эти пацаны обсуждали взрыв здания МВД только в игре «Майнкрафт», то есть они хотели смоделировать этот взрыв в игре. И лингвисты это подтвердили. Тем не менее им вменяют, что они в реальности, в действительности хотели взорвать здания ФСБ и МВД. И основываются только на признательных показаниях двух подростков, а эти показания, повторюсь, получены недопустимым путем, потому что допросы шли без адвокатов и длились намного больше, чем положенные четыре часа в день. То есть эти показания нельзя использовать в суде. А иных доказательств нет.

Мы писали ходатайства о прекращении дела, указывали на многочисленные процессуальные нарушения, на отсутствие доказательной базы. Но нам отказали в удовлетворении наших ходатайств. Теперь уже в суде будем бороться и доказывать, что признательные показания мальчиков недопустимы, — рассказал адвокат Антон Колосов.

NGS24.RU запросил комментарий в краевом Следкоме. На момент публикации ответа не поступило.

По версии правоохранительных органов, адвокаты на допросах присутствовали. В документах есть их подписи об этом. Это были бесплатные, назначаемые адвокаты. Однако Колосов утверждает, что они присутствовали только по документам, но не в реальности.

— Это просто невозможно, чтобы адвокаты провели там два дня с утра до вечера, — поясняет Колосов.

В июне прошлого года в Канске двое подростков ночью наклеили на здание ФСБ политические листовки. Мальчишки попали на камеры видеонаблюдения. Их быстро нашли, задержали, изъяли телефоны.

В телефонах обнаружилось видео, как школьники кидают в какой-то заброшке коктейль Молотова. Там же были рецепты взрывчатых веществ, которые можно изготовить дома. А еще переписка, которая послужила поводом для возбуждения уголовного дела по «террористской» статье. В переписке участвовал третий мальчик, его также задержали.

После допросов, о которых говорит адвокат Колосов, два мальчика признались в подготовке взрыва. Позже они откажутся от своих признаний, но это ни на что не повлияет.

Этих двоих отпустили под домашний арест. Третий мальчик признаний не дал, его отправили в СИЗО. Он сидит там с июня по сей день. Позже еще одного подростка перевели в СИЗО из-за нарушения условий домашнего ареста.

На данный момент им вменяют три статьи УК РФ — 205.3 (обучение терроризму), 222.1 (изготовление взрывчатых веществ), 223.2 (хранение и ношение взрывчатых веществ). Статья за прохождение обучения с целью совершения террористического акта предполагает лишение свободы на срок от 15 до 20 лет с ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет или пожизненное лишение свободы. Но несовершеннолетним могут дать до 10 лет.

Ранее вышел более подробный материал об этой истории.

Адвокат Антон Колосов разъяснил основания прекращения дела по терроризму в отношении школьников в связи с отсутствием состава преступления

Прекращено одно из дел канских подростков о взрыве здания ФСБ в игре

Речь идет о канских подростках, которые обсуждали взрыв здания ФСБ в видеоигре Minecraft. Их переписка попала в руки органам, и школьников причислили к реальным террористам. По первой версии следствия, они «проходили обучение с целью осуществления террористической деятельности», а по мнению близких — просто баловались. Журналист NGS24.RU поговорила с правоохранителями и близкими подозреваемых, чтобы узнать мнение обеих сторон. Почитать подробности можно здесь.

Сейчас, подтвердил корреспонденту NGS24.RU один из адвокатов Антон Колосов, дело об участии в террористическом сообществе закрыли из-за отсутствия состава преступления. В ведомстве посчитали, что тут нет состава преступления: 14-летние школьники не распределяли функции, не создавали подразделения и структуру.

При этом, несмотря на закрытие дела по вышеназванной статье, остается обвинение по трем другим статьям УК РФ — 205.3 (обучение терроризму), 222.1 (изготовление взрывчатых веществ), 223.2 (хранение и ношение взрывчатых веществ). Самая проблемная из них, по словам юриста, первая — обучение в целях осуществления террористической деятельности. Она была предъявлена изначально, а потом ужесточена. Две другие статьи прибавились только что — 9 марта.

— Обвинение будет предъявлено на этой неделе. Тогда я увижу, в чем конкретно обвиняют, чем это подтверждается, какими экспертизами. После этого мы будем формировать позицию: признавать или не признавать, если да, то в чем. Если нет, то почему. Двое обвиняемых до сих пор находятся в СИЗО, по практике, они будут там находиться до суда и во время него, — пояснил нашей редакции Антон Колосов.

Статья за прохождение обучения с целью совершения террористического акта предполагает лишение свободы на срок от 15 до 20 лет с ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет или пожизненное лишение свободы. Но несовершеннолетним дадут до 10 лет.

Школьники были задержаны в июне 2020 года. Двое из них находятся в СИЗО, один провел там больше 9 месяцев, другого поместили под стражу позже, поскольку он нарушил условия домашнего ареста. Третий и сейчас под домашним арестом.

По версии УФСБ и следкома, они придерживались анархистских взглядов и обучались изготовлению взрывчатки. С октября 2019 года по июнь 2020 года, по версии следствия, они читали запрещенную литературу и смотрели фильмы по изготовлению взрывчатки. Свои навыки они отрабатывали в заброшенных домах, на пустырях и стройках.

Прекращено одно из дел канских подростков о взрыве здания ФСБ в игре

Речь идет о канских подростках, которые обсуждали взрыв здания ФСБ в видеоигре Minecraft. Их переписка попала в руки органам, и школьников причислили к реальным террористам. По первой версии следствия, они «проходили обучение с целью осуществления террористической деятельности», а по мнению близких — просто баловались. Журналист NGS24.RU поговорила с правоохранителями и близкими подозреваемых, чтобы узнать мнение обеих сторон. Почитать подробности можно здесь.

Сейчас, подтвердил корреспонденту NGS24.RU один из адвокатов Антон Колосов, дело об участии в террористическом сообществе закрыли из-за отсутствия состава преступления. В ведомстве посчитали, что тут нет состава преступления: 14-летние школьники не распределяли функции, не создавали подразделения и структуру.

При этом, несмотря на закрытие дела по вышеназванной статье, остается обвинение по трем другим статьям УК РФ — 205.3 (обучение терроризму), 222.1 (изготовление взрывчатых веществ), 223.2 (хранение и ношение взрывчатых веществ). Самая проблемная из них, по словам юриста, первая — обучение в целях осуществления террористической деятельности. Она была предъявлена изначально, а потом ужесточена. Две другие статьи прибавились только что — 9 марта.

— Обвинение будет предъявлено на этой неделе. Тогда я увижу, в чем конкретно обвиняют, чем это подтверждается, какими экспертизами. После этого мы будем формировать позицию: признавать или не признавать, если да, то в чем. Если нет, то почему. Двое обвиняемых до сих пор находятся в СИЗО, по практике, они будут там находиться до суда и во время него, — пояснил нашей редакции Антон Колосов.

Статья за прохождение обучения с целью совершения террористического акта предполагает лишение свободы на срок от 15 до 20 лет с ограничением свободы на срок от 1 года до 2 лет или пожизненное лишение свободы. Но несовершеннолетним дадут до 10 лет.

Школьники были задержаны в июне 2020 года. Двое из них находятся в СИЗО, один провел там больше 9 месяцев, другого поместили под стражу позже, поскольку он нарушил условия домашнего ареста. Третий и сейчас под домашним арестом.

По версии УФСБ и следкома, они придерживались анархистских взглядов и обучались изготовлению взрывчатки. С октября 2019 года по июнь 2020 года, по версии следствия, они читали запрещенную литературу и смотрели фильмы по изготовлению взрывчатки. Свои навыки они отрабатывали в заброшенных домах, на пустырях и стройках.

Как прекратить уголовные дела по обвинению в мошенничестве

В Постановлении Пленума ВС РФ следует перечислить признаки, свидетельствующие об отсутствии умысла на совершение мошенничества
 
Материал выпуска «Адвокатской газеты» № 19 (276) 1-15 октября 2018 года.

Индивидуальный предприниматель И. в целях развития своего бизнеса по торговле верхней одеждой предложила ранее знакомым Ю., Х., П. оказать ей финансовую помощь и оформить на их имена 17 кредитов в различных банках Красноярского края на общую сумму более 3 млн руб., обещав своевременно погашать за них кредиторскую задолженность. Доверяя И., Ю., Х. и П. оформили на свои имена кредиты. Денежные средства добровольно передали И. для ведения ею бизнеса.

И., впоследствии ставшая моей подзащитной, полученные денежные средства тратила на закупку товара, развитие бизнеса, погашение ранее взятых кредитов и многочисленных долгов. Однако вскоре в магазине И. произошла кража, предпринимательская деятельность И. была приостановлена, она переехала на постоянное место жительства в г. Москву.

Ревизия в магазине не проводилась, так как информация по бухгалтерскому учету находилась в электронном виде в похищенном ноутбуке.

Главное следственное управление ГУ МВД России по Красноярскому краю в 2016 г. возбудило в отношении И. уголовное дело по ч. 3 ст. 159 УК РФ (два эпизода), ч. 4 ст. 159 УК РФ. Потерпевшими признаны Ю., Х. и П.


Производство по уголовному делу (предварительное следствие) продолжалось в течение одного года. На протяжении этого времени защита доказывала, что И. принимала активные меры к погашению кредитов, в том числе за счет личных кредитных средств, занятых у других лиц денежных средств, прибыли от работы магазина. По показаниям продавцов установлено, что магазин работал, закупался качественный товар, который пользовался спросом. Защита подтвердила, что отказ И. от погашения взятых на себя обязательств был обусловлен кражей из магазина, по факту возбуждено уголовное дело, в дальнейшем приостановленное по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.


Следствием не получено доказательств, опровергающих версию И. о том, что кража как непредвиденное обстоятельство существенно повлияла на дальнейшую возможность погашения кредитных обязательств.

Следствию также не удалось доказать того факта, что кредиты Ю., Х., П. оформляли недобровольно, под незаконным принуждением И., они находились от И. в зависимости или подчинении. То есть потерпевшие имели возможность отказаться от оформления кредитных обязательств.


Потерпевшей Х. провели психофизиологическую экспертизу с применением полиграфа, по результатам которой полиграфолог пришел к выводу, что показания потерпевшей, которыми Х. изобличала мою подзащитную, правдивы. Тем не менее в совокупности с другими материалами уголовного дела для доказанности преступного умысла И. на хищение следователь счел это недостаточным. Отрадно, что постепенно органы предварительного следствия осваивают практику Верховного Суда РФ в части отнесения данного вида экспертиз лишь к ориентирующей оперативно-познавательной информации. И. отказалась от прохождения психофизиологической экспертизы. Полагаю, что стороне защиты в большинстве случаев следует рекомендовать своим доверителям отказываться от такого рода испытаний.


В результате следователь вынес итоговое процессуальное постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Принимая такое решение, он указал, что общая сумма выплаченных И. денежных средств по кредиту, оформленному на первое лицо, составила 55 %, на второе лицо – 20 %, на третье – 12 %.

В обоснование необходимости прекращения уголовного дела следователь сослался на п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», в соответствии с которым содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел возник у лица до получения чужого имущества или права на него.

В п. 4 перечислены признаки, которые могут свидетельствовать о наличии умысла на совершение мошенничества (заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство в соответствии с условиями договора, использование лицом при заключении договора поддельных документов, в том числе документов, удостоверяющих личность, уставных документов, гарантийных писем, справок, сокрытие лицом информации о наличии задолженностей и залогов имущества, распоряжение полученным имуществом в личных целях вопреки условиям договора).

С учетом изложенного следователь пришел к выводу, что «частичное исполнение сделок свидетельствует об отсутствии у И. умысла на хищение.

В то же время в постановлении о прекращении уголовного дела по реабилитирующему основанию следователь отметил, что у И. умысел уклониться от исполнения взятых на себя кредитных обязательств все-таки возник, но уже после получения денежных средств от Ю., Х., П., что по смыслу уголовного закона не является мошенничеством. Полагаю, что столь взвешенная позиция следственных органов заслуживает внимания, поскольку отсутствие умысла у моей подзащитной подтверждается конкретными действиями И. в виде исполнения кредитных обязательств. Золотое правило: субъективная сторона преступления доказывается по объективной стороне. Обращаю внимание, что данный тезис и его успешное претворение в жизнь – прекращение уголовного дела – еще раз доказывает, что работать нужно именно с фактами, фактическими обстоятельствами. Лишь наличие их (или отсутствие) предопределяет то или иное процессуальное решение, о чем постоянно напоминает наш коллега Юрий Новолодский.

Аналогичное дело в моей практике, производство по которому велось более пяти лет, также завершилось прекращением в связи с отсутствием состава преступления по ч. 3 ст. 159 УК РФ. И вновь в качестве основания прекращения дела следователь сослался на частичное (325 тыс. руб.) погашение суммы займа, которая составила 1 млн руб.

Сторона обвинения использовала аргументацию, изложенную в упомянутом п. 4 Постановления Пленума ВС РФ.

Считаю целесообразным с учетом складывающейся судебной практики для исключения необоснованного возбуждения уголовных дел по ст. 159 УК РФ и достижения единообразного подхода при формулировании оснований в постановлениях об отказе в возбуждении уголовных дел, об их прекращении, а также в помощь защитникам для аргументации позиции несогласия с обвинением внести в Постановление Пленума ВС РФ изменения и дополнить его перечислением признаков, свидетельствующих об отсутствии умысла на совершение мошенничества. Например, частичное исполнение обязательства; безупречная, длительная деловая репутация; наступление неблагоприятных финансовых обстоятельств, которые стороны не могли предусмотреть в момент заключения сделки; вступившие в законную силу судебные акты, которыми разрешены гражданско-правовые споры (о взыскании задолженности), и др.

Адвокат разъяснил, сможет ли «Ленфильм» вернуть свой «золотой фонд»

Минкульт РФ обратился в суд с иском к частной компании, которая владеет правами на показ «золотого фонда» киностудии «Ленфильм». Однако при этом туманным остается вопрос, кто же со стороны «Ленфильма» и чиновников заключил невыгодную сделку? А между тем на самой «фабрике грез» десятки лет царят кадровая неразбериха и хозяйственное запустение. Разруха, как говорил герой чуть ли главного хита от «Ленфильма».

Киностудия «Ленфильм», основанная в 1914 году, родила огромное количество художественных первоклассных лент. Если касаться «золотого фонда», то в него входят безусловные хиты: «Собачье сердце» (про разруху там рассуждают профессор Преображенский и доктор Борменталь), цикл «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», «На войне как войне», «Старший сын», «Хроника пикирующего бомбардировщика», «Гамлет», «Свадьба в Малиновке», «Белое солнце пустыни», «Небесный тихоход», «Отпуск в сентябре» и другие. Официально в «золотую коллекцию» входят фильмы, снятые до 1992 года.

Понятно, такие шедевры кроме как культурным наследием страны никак и не назвать. Они постоянно крутятся по ТВ, в забвение не уходят. Претензии Минкульта и «Ленфильма» к прокатчику другого рода — финансовые. Цена вопроса для кого-то солидная, а для кого-то копейки — 400 миллионов рублей в год. Но что точно — кинофабрике эти деньги не помешают. С ними можно поговорить об очередном возрождении «Ленфильма».

Суд идет

Министерство культуры подало иск к компании «ТВИН СП». Рассматривает дело арбитражный суд Москвы. Последнее пока заседание состоялось 9 декабря. Насколько весом иск с юридической стороны? Прокуратура настаивает, что «выявлены несоблюдения процедуры заключения действующего между Госфильмофондом России и ООО «ТВИН СП» договора об исключительной лицензии на произведении фильмов «золотой коллекции» и допсоглашения, продлевающего его срок до 31.12.2030». Также отреагировало ГСУ СК по г. Домодедово, возбудившее уголовное дело по ч.1 ст. 285 УК РФ («злоупотребление должностными полномочиями»). Правда, в отношении неустановленных лиц.

Напомним, сейчас «ТВИН СП» получает в год около 400 миллионов за прокат ленфильмовских шедевров, а государство в лице Госфильмофонда всего 30 миллионов. Теперь следствие хочет расследовать заключенный много лет назад контракт, а прокуратура просит суд на это время приостановить несправедливый, по ее мнению, договор.

Вот только кто же его заключил, и при каких обстоятельствах это произошло?

Всё началось ещё с «Медиа-моста»

Дело мутное, как полагается. Еще до всякого «ТВИН СП» «Фильмофонд киностудии «Ленфильм» в 1998 году заключил договор о прокате 600 своих знаменитых фильмов с компанией «Медиа-мост» (да, той самой). А уже в 2009 году права на прокат 1342 ленфильмовских лент получает «ТВИН СП». Но вот чем дальше в лес — тем толще партизаны. Газета «Коммерсант» сообщила, что контракт на самом деле был заключен годом ранее, и «ТВИН» получил права ровно на 700 картин, из которых 100 лент на пять лет передал «Пятому каналу». Советник гендиректора «Петёрки» Дмитрий Месхиев и директор «Фильмофонда киностудии «Ленфильм» Георгий Мауткин данную информацию подтвердили.

Получается вроде бы так: «ТВИН» платит Госфильмофонду, который относится к Минкульту, 30 миллионов в год, а сам имеет право продавать фильмы на показ из «золотой коллекции» другим вещателям. Пока прессе не сообщаются конкретные фамилии, заключивших такие мудреные сделки, при которых явно пострадавшей стороной являются «Ленфильм» и государство.

Но, по мнению петербургского юриста Сергея Егорова, «на основе открытых данных пока непонятно, в чем претензии прокуратуры. Разве только в допсоглашении до 2030 года, если оно оформлено неправильно. Но вряд ли — раз раньше всё оформлялось грамотно. Другое дело, если в сделке будет доказано намеренное причинение ущерба государству, продажа ценного актива по заниженным ценам».

«Привлечение какого-либо должностного лица по ст. 285 УК РФ проблематично, поскольку определенные сложности представляет доказывание корыстного мотива или иной личной заинтересованности в сделке, продолжает адвокат Антон Колосов. Признать сделку недействительной между Госфильмофондом и ООО «ТВИН СП» также крайне сложно, поскольку «выгодность» или «невыгодность» условий сделки для государства есть категория оценочная. Закон не предусматривает возможность оспорить сделку по такому основанию.

Тот факт (при его доказанности истцом), что были нарушены процедуры заключения лицензионного договора и дополнительного соглашения к нему, сами по себе не могут повлечь прекращения исключительной лицензии ООО «ТВИН СП» на использование произведений, как того требует прокуратура».

Не помог даже Бондарчук

А что же сам «Ленфильм»? Все российские годы он работает почти вхолостую, точнее, работает — это громко сказано. Скорее студия сдает свои огромные павильоны и редкий реквизит частным съемочным компаниям. Само здание (это много-много павильонов на площади в 4 га) на Каменноостровском проспекте хирело и продолжает ветшать. Чехарда с начальством — просто возмутительная. В 2011 году великие питерские режиссеры Алексей Герман и Александр Сокуров обратились с открытым письмом к премьер-министру РФ Владимиру Путину с просьбой «спасти «Ленфильм» от гибельной приватизации». Уже будучи президентом, Путин в 2012 году указом поместил питерскую студию с ее нетленками под крыло Госфильмофонда. И именно в то время руководители «Ленфильма» стали поднимать вопрос о возвращении им прав на коллекцию, мотивируя это тем, что на новые работы нужны деньги.

Гендиректор «Ленфильма» Эдуард Пичугин в 2014 году обращается уже к премьеру Дмитрию Медведеву, его поддерживают многие знаменитые артисты. Но вопрос упирался, что логично, в контракт с «ТВИН СП» – он действовал. Тем временем спасать «Ленфильм» был призван режиссер Федор Бондарчук, ставший председателем совета директоров. Было много громких слов, интервью, презентаций, но ровным счетом ничего не получилось. Даже визуально казалось, что для Бондарчука поручение сверху — не слишком радостная нагрузка. При этом был взят огромный для студии кредит у ВТБ в 1,5 миллиарда рублей. Отдавать нечем — съемок нет.

Главные разборки впереди

И вот теперь получается, что чуть ли не единственный шанс на выживание «Ленфильма» — вернуть себе «золотой фонд». Однако даже если государство выиграет дело у «ТВИН СП», придется как-то выуживать свои фильмы у Госфильмофонда, который сейчас и получает эти 30 миллионов в год, особо с «Ленфильмом» не делясь. Так что главные разборки за «золотую коллекцию» еще впереди. Плацдарм, кстати, готовился загодя. Еще в 2017 году «Ленфильм», «Союзмультфильм» и киностудия им. Горького написали как всегда открытое письмо властям с жалобой на нарушение авторских прав со стороны Госфильмофонда. Жалоба простая — никаких денег от этой организации они не получают. В 2018 году «Ленфильм» заключил с Госфильмофондом договор, согласно которому питерская студия получала часть денег от проката, но только … в интернете. Понятно, что в Сети у нас почти всегда смотрят фильмы бесплатно… Опять странный договор не в пользу петербургской кинофабрики.

А между делом, у «Ленфильма» появилось очередное новое руководство. Гендиректором стал 40-летний москвич Федор Щербаков, который никогда ранее отношения к кинопроизводству не имел. Он по профессии журналист, работал в пресс-службах структур Дмитрия Козака и Геннадия Тимченко. Конечно, это назначение питерская кинотусовка восприняла в лучшем случае с иронией.

Посмотрим, что будет с «Ленфильмом», но явно он делает на свою «золотую коллекцию» решающую ставку. Станет ли в этом вопросе решалой Федор Щербаков, узнаем совсем скоро. Первая хорошая новость уже есть — государство вроде как выделяет «Ленфильму» почти миллиард рублей для погашения долга перед ВТБ. Если так, дефолт киностудии пока отменяется.

Кстати

Как и «Ленфильм», на две части — «помещения для аренды» и «творческие студии» — были поделены и другие знаменитые советские «фабрики грез». Все «творческие части» вошли в состав ФГУП «Объединенная государственная киноколлекция» (ОГК). В 2012 году ОГК объединяла в себе фильмофонды Центральной киностудии детских и юношеских фильмов им. М. Горького, Центральной киностудии научно-популярных и учебных фильмов «Центрнаучфильм», киностудии «Союзмультфильм», киностудии «Ленфильм», Свердловской киностудии и студии «Диафильм».